В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Юлия Пак: «Дотянуться до The Beatles»

Spread the love

Прикоснуться к классикам рок-н-ролла, поучаствовать в переосмыслении всем знакомого хочет, наверное, каждый человек, связанный с искусством. «Битломания» как раз такой спектакль. Он по-новому раскрывает не только песни легендарной четверки, но сам жанр мюзикла словно расцвечивает ярко и неожиданно.

Есть несколько впечатлений из серии «навсегда»: первая любовь, школа (какой бы она ни была) и музыка The Beatles. Все это на одной сцене можно увидеть в театре музыки и драмы под руководством Стаса Намина. Но всегда ли совпадают школьная романтика, представленная в спектакле, с тем, что происходит в реальной жизни? Об этом и многом другом мы поговорили с актрисой и певицей, исполняющей роль Одиночки в мюзикле «Битломания», Юлией Пак.

Даша Богачкина: Как ты попала в театр Стаса Намина?
Юлия Пак: Со второго раза (улыбается). А если серьезно, я закончила ГИТИС в 2010 г., мастерскую Юрия Борисовича Васильева, и всегда мечтала, что буду работать в репертуарном театре. Сначала я попала в проектные постановки, участвовала в мюзиклах «Обыкновенное чудо», «Иствитские ведьмы», «Остров сокровищ», различных детских. Четыре года назад я пришла на прослушивание в Театр Стаса Намина и меня почему-то не взяли, а спустя полгода снова пригласили на прослушивание… и вот, уже четыре года я служу здесь.

У нас один из немногих театров, где не просто идут музыкальные спектакли, а идут мюзиклы. Для меня особенно важно то, что здесь, помимо вокальной стороны, я могу проявить себя как драматическая актриса. А это именно то, чего мне очень хотелось.

Д.Б.: Прежде чем я начну задавать вопросы про спектакль «Битломания», скажи, а есть ли у тебя любимый спектакль в Театре Стаса Намина?
Ю.П.: Любимчики есть всегда. Спектакль, который мне особенно дорог – «Свадьба Фигаро» (я играю Керубино и иногда Фаншетту). Это был мой первый спектакль и первая роль в этом театре. Вообще, я обожаю Бомарше и эту пьесу, всегда мечтала в ней играть!

Позже я попала в спектакль «Битломания», и он тоже стал одним из моих любимых, прежде всего, потому, что музыкальный. В нем я играю школьницу, и это не может не радовать. Ощущение, что ты где-то класса из седьмого с каждым годом приятнее и приятнее. А еще музыка бессмертных The Beatles, которую я безумно люблю.

Д.Б.: Ты открываешь для себя что-то новое, играя один и тот же спектакль?
Ю.П.: Каждый раз! Спектакль – это живой организм, он всегда играется по-разному. В этом весь кайф. Это не кино, где есть дубли. В театре ты живешь на сцене здесь и сейчас, и есть только одна возможность донести до зрителя переживания и эмоции своего героя. У меня часто на сцене бывает ощущение, что я погружаюсь в другой мир, и я счастлива, что есть возможность прочувствовать это, побывать в тех ролях, в тех образах, в которых я никогда не буду в реальной жизни.

Д.Б.: Да, мы видели, как ты рычишь в «Битломании»…
Ю.П.: Да, такой я бываю часто. Но если серьезно, желание попробовать что-то новое всегда побеждает, даже когда понимаешь, что этот образ совсем не в твоей природе. Иногда, конечно, бывает страшновато, что не справишься, особенно, если нужно срочно «впрыгнуть» в готовый спектакль. Начинаешь придумывать, вносить что-то свое в роль, но играть на преодоление интересней.

Д.Б.: А как все преодолеть?
Ю.П.: Работать и не останавливаться. Над собой и над ролью. В этом и есть ремесло артиста, когда ты вникаешь в режиссерский замысел, суть произведения, думаешь о том, что хотел сказать автор, как это видит режиссер, почему это поставлено так, а не иначе? Почему один актер видит эту роль так, а другой по-другому. Я считаю, что для актера очень важной частью жизни является наблюдение за самой жизнью, за людьми. Собственно, жизненный опыт мы и переносим на свои роли.

Д.Б.: А вот расскажи, как было в этом плане с «Битломанией». Ты «впрыгивала» или у тебя было время на подготовку?
Ю.П.: Я «впрыгивала» и «впрыгивала» очень тяжело. У нас как-то не смогла сыграть актриса и меня попросили ее заменить. Была примерно неделя на подготовку. И «Битломания» мне далась очень тяжело, так как там много всего… Помимо знания всех текстов песен, нужно было точно заучить все свои «входы-выходы». Плюс там много технических вещей, которые я никак не могла запомнить! Я писала себе огромные схемы, учила наизусть, пыталась запоминать как-то логически и «образно». У меня была огромная партитура, которая лежала перед сценой, и я все время забегала за кулисы с криками: «Где я сижу? Какой стул брать? Какая песня?» Это был кошмар!

Д.Б.: Как твои коллеги по цеху восприняли эти метания?
Ю.П.: Коллеги мне очень помогли, потому что все понимают как это трудно. Вообще, мне очень повезло с коллективом. У нас в театре есть две важные, на мой взгляд, вещи: взаимопонимание и партнерство. И это не только на сцене, но и в жизни. А уж если кто-то вводится в спектакль, то поддерживаем, конечно, всем театром. Когда я вводилась в «Битломанию» у меня был принцип: «Ребята! Если я затуплю, пинайте меня, толкайте и говорите, что делать! Главное не лицемерьте, что все хорошо».

Д.Б.: Насколько тебе близка роль Одиночки в спектакле? Хотя, я бы не назвала твою «одиночку» классической отшельницей. Все-таки это боевая героиня!
Ю.П.: На самом деле, я узнала о том, что мой персонаж называется «Одиночка», когда, через пять-шесть спектаклей, случайно, увидела программку (улыбается). Наш мюзикл о любви и все персонажи разбиты по парам, а моя героиня достаточно самостоятельная. В одной из сцен мы исполняем хит «Don`t let me down», в которой моя школьница поет о том, что у всех была первая любовь, а у нее до сих пор не было. И в песне постоянно звучит слово «never», то есть «никогда». Это немного напоминает настоящую меня в школьные годы.

Вообще, у меня со школой много всего в жизни связано. Хотя, когда училась, школу я не любила. Больше всего раздражала дисциплина. Мне очень хотелось вырваться, и когда я ее закончила, то не могла нарадоваться. А несколько лет назад так случилось, что пришлось вернуться в школьные стены, только уже в качестве учителя.

Д.Б.: Что ты преподавала?
Ю.П.: Музыку в начальных классах. И хотя я недолго там проработала, все равно поняла, что от «школы» мне никуда не деться, эти «школьные» образы всегда будут меня преследовать. Недавно была смешная ситуация: я играла небольшую роль в сериале, где моя героиня была как раз десятиклассницей. Где-то моего возраста была только одна актриса, и играла она учительницу, все остальные были сильно младше, но принимали меня за свою, а когда узнали сколько мне лет, было смешно и неловко.

Д.Б.: Ты в школе слушала The Beatles?
Ю.П.: The Beatles очень любят мои родители. Папа всегда играл на фортепиано «Let it be». Битлы были со мной, кажется, с самого начала и продолжают сопровождать до сегодняшнего дня.

Д.Б.: А сама поешь их песни? Может быть на концертах?
Ю.П.: На своих концертах, к сожалению, не пою, но хочу. Обычно мы поем The Beatles, когда выступаем где-либо от театра.

Д.Б.: Юля, помимо того, что ты актриса, ты еще и музыкант. Возвращаясь к разговору о командной работе, насколько сегодня для музыканта важен продюсер? Я сейчас говорю в большей степени о человеке, который отвечает за звуковое оформление.
Ю.П.: Менеджер, который может грамотно «упаковать» и продать артиста… сегодня это очень ценно. Вообще любой специалист – это ценно. Когда человек умеет писать музыку, быть артистом и еще себя хорошо продавать — я завидую таким людям. По-белому завидую! Это большое искусство, как мне кажется. А саунд-продюсирование – искусство еще бОльшее.

Я считаю, что саунд-продюсер нужен любому артисту. Потому что, одно дело, когда ты сам пишешь, слушаешь и тебе нравится, а другое – услышать мнение грамотного человека, которому ты доверяешь, который может тебе в нужный момент подсказать. Мне очень не хватает такого человека и я часто обращаюсь к своим друзьям-музыкантам за советом, когда еду в студию или что-то новое пишу. Не буду лукавить, у меня были предложения о сотрудничестве, но пока как-то не складывалось. Наверно, мне это и не надо. Или, во всяком случае, не сейчас.

Д.Б.: С кем бы тебе хотелось поработать из продюсеров? Давай сейчас забудем все границы и пошлем запрос в пространство…
Ю.П.: Много с кем… С Jay-Z бы хотелось, мне очень нравится то, что он делает! Из российских продюсеров, конечно, хочется поработать с Максимом Фадеевым. На мой взгляд, сегодня он – номер один в нашей стране.

Д.Б.: А у тебя бывают периоды, когда опускаются руки? И что ты в этих случаях делаешь?
Ю.П.: Конечно, как и любой артист, я иногда ухожу в легкие депрессии, но у меня есть один безотказный способ: я начинаю петь! Это лучшее лекарство от всех болезней.

Д.Б.: Ты сейчас немного затронула вопрос сомнений. Мой преподаватель игры на этнических барабанах как-то говорил о том, что любому творцу свойственны сомнения, но при этом важна поддержка и близкий человек, который в него поверит. А что бы ты сказала таким же сомневающимся людям?
Ю.П.: Это сложный вопрос для меня, потому что я живу в сомнениях все время. К сожалению, в современном мире мы вынуждены всем доказывать, что чего-то стоим. Зачастую это надо доказывать даже своим близким. Хотя я думаю, что если ты в себя не поверишь, никто не поверит. Давайте верить в себя!

Беседовала Даша Богачкина

Фото: Ульяна Первенкова

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares