Никаких праздничных выходных, недовольство начальства и нищенские 7500 оклада: как я работала заведующим клуба в селе на 800 человек

Когда мы собирались переезжать в деревню, мы предполагали, что у нас будет запас денег на начальный этап обустройства своего дома и хозяйство, которое в дальнейшем будет нас кормить.

То есть, уходя с одной малооплачиваемой работы в городе, я совсем не предполагала устраиваться на другую, еще менее оплачиваемую, в деревне. Но «хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах».

Историей поделилась моя читательница Алёна М.

Как я попала в эту профессию

Переехали мы в деревню зимой, незадолго до Нового года, и, окрыленные сменой обстановки и приобретением собственного дома, видели мир в радужных красках.

Мой супруг, который объездил весь мир, работая ди-джеем, предложил в сельском Доме культуры свои услуги, дабы просто подарить людям хорошее настроение в новогоднюю ночь.

Если бы зимой тут росли помидоры, нас бы ими забросали, а так просто освистали.

Музыка, которую он подобрал — последние треки, новинки, интересные ремиксы — была встречена криками «Выключи это г…» и требованиями поставить «Ласковый май» и Сердючку.

К этому мы не были готовы ни морально, ни технически, поэтому пришлось спешно ретироваться.

Но уже через месяц, обнаружив, что жить нам, собственно, не на что, а кушать хочется, он устроился в клуб — в деревнях именно так называют Дома культуры — культорганизатором на освободившееся место.

Через полгода завклубом, проработавшая на этом месте более десяти лет, наконец решила уйти на давно заслуженный отдых, и меня взяли на ее место.

Естественно, прием на работу был обставлен в таком ключе, что нам, людям, недавно и неизвестно откуда «понаехавшим», оказано высокое доверие, которое мы должны оправдать.

Наличие у нас своей профессиональной техники (колонки, микшерный пульт, компьютер) было благосклонно учтено, и ставка культорганизатора была увеличена с 0,5 до 0,75, благо хоть ставка завклубом, а вернее, «специалиста по методике культурной работы» (так значится у меня в трудовой), и так была целой.

Типичный рабочий день

Итак, у нас в руках оказался весь клуб, а значит, вся культурная жизнь на селе с населением в 800 человек, легла на наши плечи.

Никаких конкретных предписаний нам не было дано, поэтому мы были вольны делать то, что считали нужным. Никаких других досуговых заведений, кроме кафе-«наливайки», в деревне нет, до ближайшего города с единственным кинотеатром — 30 км.

В летнее время на нас лежала обязанность не только организовывать и проводить массовые мероприятия, но и создавать досуг для многочисленных детей — не только местных, каких немного, но всех тех, кто приехал к бабушкам на лето.

И с большим рвением и энтузиазмом мы приступили к работе. Мы решили, что должны выдавать как минимум одно большое мероприятие каждый месяц плюс несколько мелких.

На наше счастье, в деревне уже была сформированная вокальная группа из четырех женщин (к ним мы уговорили присоединиться пятую, таким образом, у нас был взрослый квинтет), и несколько местных активных детей возрастом от 6 до 16 лет, которые не боялись сцены и были готовы хоть петь, хоть танцевать.

Я не уставала молиться на этих женщин, которые практически ежедневно, после своего рабочего дня (а это были учителя, библиотекари, работники сельской администрации, продавцы) прибегали на репетиции, не жалели свои голоса, болея душой за наше совместное дело.

Стоит ли говорить, что их труд никак не оплачивался, кроме как аплодисментами благодарных зрителей.

Дети нас обожали, висели на нас гроздьями, и единственное, что нужно было — это их организовать. Дети «согласны на любой кипеж, кроме голодовки», особенно дети предподросткового возраста.

Рабочий день у нас был ненормированный. То есть официально он, конечно, нормирован. Женщина на селе по ТК должна работать шесть часов.

У нас был один официальный выходной — понедельник, все праздничные дни, естественно, — рабочие.

В реальности, когда ты готовишь большое мероприятие, у тебя столько обязанностей, что ты не спишь ночами: сочиняешь сценарий или шьешь костюмы.

А теперь представьте, что нужно для организации мероприятия:

  1. Сценарий (собственно, концепция всего мероприятия) — его ты пишешь сам, на своем компе, интернет тебе в помощь.
  2. Репертуар. Его тоже подбираешь сам, причем мы, как декабристы, были «страшно далеки от народа», так как всю сознательную жизнь прожили в больших городах, любили рок и техно, о Кадышевой, Толкуновой и Николаевой знали понаслышке, а многие песни вообще узнали впервые.
  3. Костюмы. Вот тут нас поджидал сюрприз — костюмов нет в принципе. За многие годы работы клуба им удалось приобрести один-единственный комплект псевдонародных костюмов, и все, конец. На светские мероприятия выступать не в чем, а о детских костюмах и вовсе речи не идет.
  4. Музыкальная техника. Та, что досталась нам по наследству, сгорела в первый же месяц и ремонту не подлежала хотя бы потому, что деталей таких уже не выпускают. Поэтому несите из дома свою.
  5. Украшение зала. Тут просто можешь взять цветную бумагу, имеющиеся аж три шторы и ни в чем себе не отказывать.

И все это было бы замечательно — интересная творческая работа, прекрасный сплоченный коллектив вокалистов, поддержка населения, — если бы не удушающая нищета.

В двадцать первом веке мы оказались в неотапливаемом помещении, которое давно уже требовало ремонта, без, собственно, средств для работы: ни музыкальной аппаратуры, ни микрофонов, ни костюмов, ни декораций, ни элементарных красок и цветной бумаги для занятий с детьми, — ничего.

Все деревенские клубы подчиняются районному Дому культуры.

И если раньше клубы обязывали брать деньги за входные билеты (часть из них оставалась на нужды клуба, часть сдавалась в райцентр), то по новым законам, дабы не ставить кассовые аппараты, эту практику запретили, поэтому крутитесь как хотите.

За год работы нам единожды выделили материальную помощь:

  • бумага для печати — 1 пачка;
  • гуашь — 1 пачка (6 цветов);
  • ручка шариковая — 2 штуки;
  • карандаш простой — 1 штука;
  • «лампочка Ильича» — 3 штуки.

Только благодаря поддержке неравнодушных людей, которые несли из дома какие-то ткани, покупали для детей краски, пластилин, да и просто конфеты для призов; хозяевам нескольких местных магазинчиков, которые на каждое мероприятие выделяли пусть небольшие, но такие необходимые суммы на угощения; и, конечно, благодаря нашему вокальному «костяку» мы как-то держались на плаву.

Наши концерты проходили на ура, публика аплодировала стоя, летом люди приходили с цветами, и всегда очень искренне и тепло благодарили за нашу работу. В один голос все говорили, что с нашим появлением клуб ожил.

Почему уволились

Прожив в этой деревне год, мы поняли, что это не совсем то, о чем мы мечтали, и начали думать о переезде. Поэтому уволились мы по собственному желанию, продав дом и переезжая в другой регион.

Однако, если бы мы дом так удачно и так вовремя не продали, то, скорее всего, нас бы уволили или принудили к увольнению.

Будучи людьми городскими, непривыкшими склонять голову перед начальством, не боящимися говорить правду, мы сами вырыли себе яму, и наши успехи и популярность среди жителей деревни не смогли бы перевесить желания руководства от нас избавиться.

А случилось следующее. Начался 2020 год, год празднования 75-летия Великой Победы. Свыше нам спустили список необходимых к проведению в течение года мероприятий, посвященных военной тематике.

Ежегодный смотр самодеятельности, в котором участвуют все сельские клубы, также был посвящен теме ВОВ.

Для нас всех, людей, рожденных в СССР, Великая Отечественная война — тема священная, поэтому готовить праздничные мероприятия мы начали сразу после Нового года.

Спектакль по мотивам «А зори здесь тихие» со вставками вокальных и танцевальных номеров должен был быть грандиозным.

Тщательно прописанные роли, подобранные в тему военные песни, видеоряд с кадрами военных лет. Единственное, чего нам не хватало, — это костюмы.

И если костюмы для детских выступлений я шила сама, «на коленке», перешивая старую одежду и вообще все, что удалось найти, то военные костюмы на семь взрослых человек мне сшить было не из чего в принципе.

Сельская администрация при всем желании не могла нам помочь, поэтому за поддержкой мы обратились в районную. Глава района откликнулся на нашу просьбу и обещал связаться со спонсорами.

Речь шла о небольшой, в общем-то, сумме в двадцать с копейками тысяч на оплату уже подобранных в интернет-магазине костюмов.

Но как только к делу подключилось наше непосредственное руководство, процесс встал. Их оскорбило наше своеволие: «Как это вы посмели обратиться напрямую к администрации?!».

Да и на спонсорские деньги, видимо, были какие-то другие планы. И хотя все уже было согласовано, нам отказали по весьма веской причине: «Покупка костюмов — это неразумное расходование средств спонсора».

Понимая, что скорее всего, военных костюмов мы так и не получим, я нашла-таки из чего переделать и сшить хотя бы шесть одинаковых юбок, а ткань на блузки оплатила сельская администрация.

Расстроенные, мы описали эту ситуацию на своем ютьюб-канале, рассказав о том, какое нищенское существование влачат сельские клубы. И вот тут началось.

На ежемесячном районном собрании нам устроили «разбор полетов» в стиле 1937 года.

Наши коллеги из других сельских клубов с пеной у рта кричали о том, как своим видеороликом мы глубоко оскорбили их лично, обидели любимое руководство, и вообще нам не место в их рядах.

К счастью, уже в марте мы продали дом и переехали в другой регион. Поэтому спокойно уволились «по собственному желанию» и избавили руководство от мучительных поисков причины увольнения.

Есть ли льготы и другие бенефиты

Работники сельских домов культуры устроены официально, по ТК, так что имеют полный соцпакет. Отчисления в ПФ, оплата больничных, отпускных, выплата аванса и зарплаты — все всегда четко, как по часам.

В связи с низким уровнем зарплаты каждому работнику предоставляется скидка в 50 % на оплату коммунальных платежей (в деревне это только электричество и редко газ).

Раз в год оплачивается материальная помощь на покупку дров (десять тысяч рублей — это стоимость пяти кубов дров, на зиму даже для дома площадью 25 кв. м нужно как минимум кубов восемь).

В нашем конкретном случае, так как работали мы оба, а жили в одном доме, посчиталось, что машина дров выделяется не на человека, а на дом, так же, как и скидка на оплату электричества.

По выходу на пенсию, при условии, что работник проработал в сфере культуры продолжительное время, льготы на оплату коммуналки сохраняются.

Зарплата и перспективы карьерного роста

И вот он, момент икс. Зарплата. Вы думаете, что в нашей стране есть минимальная оплата труда? Конечно, есть.

Но ничто не мешает работодателю устроить вас на 0,75, или на 0,5, или вообще на 0,25 ставки (как была устроена наша уборщица). И неважно, что это твой единственный источник дохода.

Таким образом, мой супруг, устроенный культорганизатором на 0,75 ставки, получал на руки 8–9 тысяч, а я на полную ставку специалиста по МКР — 12–13.

Зарплата складывалась из оклада, коэффициента за работу в праздничные дни и неких премий, которые ни от чего не зависели, а просто в бюджете то чуть больше денег, то чуть меньше.

Ежегодно оклад увеличивается на 10 %, то есть через год работы мой оклад стал бы не 7500, а целых 8250.

Так что наши коллеги пенсионного и предпенсионного возраста, проработавшие в этой системе десятки лет, получали зарплату гораздо большую, как говорилось на собраниях, — до 25 тысяч.

Никакого карьерного роста, естественно, нет и быть не может.

Но при наличии лояльности и умении правильно вести себя с районным руководством, ты можешь добиться благосклонности, и тогда, например, именно твой клуб поставят в первую очередь на ремонт.

Так как мы не обладали ни тем ни другим, а только энтузиазмом и желанием работать для этих конкретных людей — своих односельчан, то, когда нам надоело смотреть на обшарпанное крыльцо клуба, выкрашенное в цвета советского туалета (белый верх — зеленый низ) примерно в те же года, что и был построен клуб, мы выпросили у спонсоров цемента и краски, сами отбили старую штукатурку, вновь оштукатурили и расписали его феерическими цветами.

После нашего отъезда районное начальство издало указ цветы закрасить, но жители села собрали подписи в защиту своего арт-объекта.

Так что ответ на вопрос, что важнее: деньги или благодарность живых людей, по-моему, очевиден. А вы как думаете?

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock
detector