В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Никогда не говори «никогда», или Профессиональное выгорание

Spread the love

Свобода выбора и трудовые обязательства, личные интересы и производственная необходимость. Вот она, идеальная формула! Если все эти пункты совпадают, то можно уже говорить о работе мечты. И уже не важно, о какой сфере деятельности идет речь.

Говоря о журналистике, трудно себе представить, что все может складываться настолько гладко.

Зачастую, у тебя нет никакого выбора и твои интересы не учитываются. Журналист – это боец! Надо – значит надо.

Когда-то мне пришлось уйти из службы новостей одной из телекомпаний. В частности, причиной стало именно то, что я не могла писать о том, что мне нравилось. Передо мной ставили совсем другие задачи. Разок даже пришлось снимать разборки двух влиятельных группировок города. Воспоминания не из приятных.

Матерые журналисты могут себе позволить выбрать одну тему и годами только над ней и работать. Новобранцы, чаще всего, выступают в роли разнорабочих. Приходишь на работу с утра и не знаешь, что тебя ждет, какую тему тебе подготовил редактор: будет ли это умилительная история про новорожденных котят, или же ты поедешь снимать ДТП… вариантов много.

Такая «многозадачность» для новичка – это даже хорошо. С одной стороны, переключение с одной темы на другую не дает корреспонденту расслабляться, мозг постоянно включен; с другой – молодой журналист в этом разнообразии тем ищет себя, ищет «свое» направление.
Я не могу себя отнести к матерым, но мне, можно сказать, повезло. В последнее время я занимаюсь тем, что действительно нравится. И дело не в том, что удалось выбрать узкую специализацию. Наоборот! Мы занимаемся и национальными вопросами, и социальными, снимаем и пишем на политические и спортивные темы. Так сложилось, что Дирекция ведет несколько совершенно разных проектов, а наша видеоредакция снабжает их видеоматериалами. Редакторы порталов или высшее руководство ставят перед нами задачу, а мы ее выполняем. И так совпало, что до недавнего времени все материалы, которыми мы занимались, приносили нам эстетическое и моральное удовольствие. Невозможно же работать над проектом и не любить его.

А если по каким-то причинам ты не можешь работать над той или иной темой? Так тоже бывает и причины могут быть разные.

Что делать в этом случае? Повторюсь, журналист – это солдат, который не может да и, элементарно, не имеет права сказать «нет», «не буду», «неохота». Как быть, если есть заявка на производство сюжета, иллюстрации, ролика, а ты не можешь и слова написать? Нет, руки-ноги, слава Богу, на месте, голова, вроде тоже, но чисто психологически ты не в состоянии заниматься данной темой.

Еще в апреле меня предупредили, что мне светит командировка в Санкт-Петербург. Цель – детский хоспис. Первая реакция – испуг и желание забиться в дальний темный угол, чтобы меня не нашли. Все, что касается детей, а тем более больных, тема, простите за тавтологию, весьма болезненная. Есть журналисты, которые давно занимаются этим направлением – паллиатив, приюты, онкология – и говорят, что уже привыкли, что ничего в этом страшного нет. Я таким высказываниям не особо верю. Существует такой термин «профессиональная деформация», когда журналист эмоционально, если можно так выразиться, умирает. Он отрабатывает материал, как робот.

Цинизм, которым страдают многие в нашей сфере, своего рода защитная реакция.

Дело в том, и это подтверждают сами работники социальной службы хосписов, что к факту смерти привыкнуть нельзя. Это всегда стресс. Это всегда боль! Для родных, близких и… врачей. Я профессионально не «деформирована», и заранее знала, что мне будет нелегко находиться среди паллиативных больных. Но делать нечего, надо ехать. Провели мы в хосписе два дня, через месяц выпустили фильм. В планах было написать еще 4 ролика, но сделали только один. Фильм + ролик = курс антидепрессантов (для меня)!

Время шло, мы занимались другими проектами. Больше всего хотелось в отпуск, но тут от начальства нам приходят новые поручения: еще восемь роликов. Написать, снять, смонтировать. Хронометраж – пять минут каждый (на выходе, правда, получилось почти вдвое меньше)

-Ребята, вы серьезно?! Я ждала сентября, как никто! Может, все-таки отпуск?
-Не-не! Так не пойдет. Утром деньги – вечером стулья. Сначала ролики, а уж потом гулять.

И тут возникла проблема: написать нужно, но… я не могу! Просто не могу и все тут!

Коллеги-журналисты меня поймут, а тем, кто не имеет отношение к текстам и сюжетам, постараюсь объяснить: когда ты пишешь материал, ты его ощущаешь физически. Это некая масса, в которую ты погружаешься с головой, мысленно общаешься со своими героями, а параллельно думаешь, в том ли направлении ты двигаешься, примет ли материал редактор, заказчик… И сейчас мне нужно закрыть глаза и погрузиться в материал, главные герои которого дети, с непростой судьбой. И самый главный их враг – время.

Казалось бы, все просто, отбрасываешь эмоции и делаешь свою работу. Чего тебе это стоит, знаешь только ты, а еще твое ближайшее окружение, ну и, в крайних случаях, твой психолог. Насколько хватит журналиста в этой ситуации? Кто-то держится долго, кого-то хватает лишь на несколько лет.

Психологи четко выделяют стадии психологической реакции на заболевание, которые проходят сами пациенты и их близкие:
— отрицание,
— гнев,
— депрессия,
— борьба,
— принятие.

У меня в работе со сложными темами происходит тоже самое. Сначала ты упираешься, говоришь, что не можешь выполнить задание. Потом злишься. В основном, на себя! Впадаешь в отчаяние. И только потом приходит спокойствие – принятие. Самое продуктивное, надо сказать, состояние. Вот сейчас, к слову, я пребываю именно в нем. Да, случаются моменты, когда опускаются руки, но они настолько кратковременны, что обращать на них внимания нет никакого смысла.

В результате мы сделали один фильм про хоспис, большой видеоматериал-методичку про то, как нельзя общаться с паллиативными больными и их родственниками, несколько коротких роликов. Было ли трудно? Было! Но, когда смотришь на результат, когда получаешь отклики от родителей этих детей, понимаешь, что ты делаешь правильное, нужное дело.

Ирина Барыбина
Фото из архива автора

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares