В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Профессия: легкоатлет (бег)

Даша Богачкина: Как ты пришла в легкую атлетику?
Олеся Зыкина: Все начинается с детства. Я ребенок, выросший во времена перестройки, так что мое детство прошло во дворе. В пять лет мы с ребятами играли в «казаки-разбойники», поэтому мне кажется, что бегать я начала практически с рождения. Детство было очень активным, так как сотовых телефонов и иных современных искушений еще не было.

Тренировались часто с тем и там, что было в наличии: деревянный спортивный зал, маты, пять барьеров и дорога, которая вела от дома до конюшни.До сих пор вспоминаются моменты из детства: весна, на ферму едет трактор, груженый навозом, а ты должна бежать по этой дороге. Неприятно, а делать нечего. Дорога одна, и надо тренироваться. Думаю, тогда и начал формироваться мой характер, через не хочу, не могу, но надо.

Мои школьные годы прошли в тесной связи с физкультурой. Я выступала на всех школьных соревнованиях: по легкой атлетике, баскетболу, лыжам и т.д. Правда, вплоть до девятого класса, я не уделяла большого внимания легкой атлетике, так как со второго класса занималась в музыкальной школе по классу фортепиано. Это был мой выбор, за который уже тогда я несла ответственность, а мои родители с уважением к нему относились. Учителя физкультуры говорили, что мне все-таки надо серьезно заняться легкой атлетикой, так как есть способности, но до 8-9 класса все ограничивалось школьными уроками. Лишь окончив музыкальную школу, я решила серьезно заняться спортом.

57
Д.Б.:
Как появился первый тренер в твоей жизни?
О.З.: Это Александр Пантелеевич Лоскуткин, которому я очень благодарна. Я росла на окраине Калуги, вдали от крупных спортивных центров, тем не менее, мой тренер, как и многие подобные ему, вкладывают всю душу в развитие ребят. Спасибо моему тренеру, что он меня нашел, удержал, а удержать 16-летнего подростка в легкой атлетике достаточно сложно.

Д.Б.: Что представляет собой тренировка в легкой атлетике?
О.З.: Мы делали многое: бегали, прыгали, метали копье. Все зависело от того, какая существует база, но когда чего-то не хватало, использовали подручные средства.

Д.Б.: Как произошел переход от любительского спорта в профессиональный.
О.З.: К нам на областные соревнования приехал С.С. Реутов, который впоследствии стал моим тренером. Сергей Сергеевич посмотрел как я тренируюсь и предложил поступить в Тульский политехнический институт (сейчас это университет), и тренироваться у него. Я поступила в университет на специальность лечебное дело, оказавшись на кафедре физической культуры и спорта. Учиться было интересно, чему способствовала хорошая база. Правда, по окончанию двух курсов, в основном, училась дистанционно, так как часто приходилось ездить на сборы.

Д.Б.: А какова жизнь спортсмена на сборах?
О.З.: Утром до обеда тренировка, после обеда, немного отдохнув, опять тренировка. После ужина может быть личная жизнь, если ничего не болит. Так бывает редко, поэтому – массажи, процедуры и т.п. Так продолжается две или три недели.

Д.Б.: Расскажи о своей первой медали. Какие ощущения испытала?23
О.З.: Первый чемпионат мира был юниорский. Тогда мне было 18 лет. Конечно, это незабываемо. Тогда я бегала 100 м. Был 1998 год. Я попадаю в финал (100 м), где оказалась единственной «белой» среди темнокожих бегуний. Тогда меня и прозвали «чемпионкой мира среди «белых»». Там же я участвовала в эстафете 4х400 м, где мы стали серебряными призерами. Участие в эстафете очень интересно. Тренерский состав тщательно отбирает состав участников эстафеты, который часто до последнего остается неизвестным. После этого чемпионата были незабываемые «Олимпийские игры».

Д.Б.: Давай поговорим об этом подробнее…
О.З.: Первая Олимпиада была неким удивлением. Мне тогда было 19 лет, и внутренне я была к ней не совсем готова, что кардинально отличалось от моего состояния перед второй Олимпиадой. Попадание на Олимпиаду – это всегда некое везение, хотя везет сильнейшим.

Олимпиада – это непредсказуемость, интрига. Казалось, что все уже решено, а спортсмены выдают такие результаты, которые удивляют и поражают.

Д.Б.: Отличается ли Олимпиада по эмоциональному настрою от чемпионатов мира и Европы?
О.З.: Да, я не могу это объяснить, но по накалу страстей Олимпиада превосходит и чемпионаты Европы и мира вне зависимости от видов спорта. Олимпийские стадионы хранят этот дух и передают его следующим соревнованиям.

Д.Б.: А что поменялось после Олимпиады? Наверняка, появилось внимание прессы, СМИ. Ты к этому была готова?
О.З.: Мы привыкаем работать с прессой, это входит в нашу жизнь.
Д.Б.:
А есть ли какие-либо программы, обучающие коммуникации со СМИ и нужны ли такие программы?
О.З.: К сожалению, такого обучения нет, хотя, на мой взгляд, сейчас это актуально. Раньше не было такой публичности, но сейчас известный спортсмен должен владеть такими знаниями, понимать, как отвечать на вопросы, как уходить от неудобных или некорректных вопросов.

Д.Б.: Какой бы совет ты дала ребятам, которые хотят посвятить себя спорту, но живут в глубинке, где нет хороших залов, хороших тренеров и т.д.
О.З.: Начать надо с мечты. Не обязательно иметь профессиональные снаряды, метать можно и камень, бегать можно просто по дороге. Скорее надо что-то советовать московским детям. У них меньше желаний, так как больше искушений вокруг, трудно сосредоточиться на чем-то одном, трудно сделать выбор. Поэтому мой совет: если сделали выбор, то не надо сдаваться, а идти только вперед. Если я выбрала легкую атлетику, то я должна была сделать все до конца, и у меня нет ни одного чемпионата, откуда бы я не приехала с медалью. Если отобралась на чемпионат, то надо возвращаться с медалью.

Д.Б.: Думала ли ты в детстве, что будешь спортсменкой?
О.З.: Нет, не думала, хотя я точно понимала, что сделаю для страны что-то значимое. Мне кажется, что я реализовалась бы в любой сфере: если бы пошла в музыку, то стала бы музыкантом, но судьба меня определила в спорт. Я не думала, что буду олимпийской чемпионкой, такой мечты не было. Я хотела стать артисткой, меня тянуло на сцену, однажды даже пришла в ТЮЗ на прослушивание, но набор уже закончился. Видимо это был судьбоносный момент.

Но стадион – это тоже сцена, только зрителей там больше, чем в театре (на Олимпиаде это 100 000 зрителей).

21Д.Б.: А помогают или мешают крики болельщиков?
О.З.: Когда ты внутри арены, то иногда помогают, иногда нет, но чаще помогают.

Д.Б.: Какие чувства возникают после ухода из активного спорта.
О.З.: Это очень тяжело. Понимание того, что ты больше не поедешь на сборы, не будешь стоять на пьедестале, порой вызывают слезы. Но это нормальный процесс. Однажды я пришла на стадион и поняла, что не хочу в трусах и шиповках стоять в колодках, а хочу в платье и на каблуках. В этот момент я поняла, что надо красиво уходить. Красиво, прежде всего, для собственного мироощущения, чтобы не было потом больно от того, что что-то не реализовал. Мужчины тяжелее переживают этот момент, так как женщины быстрее адаптируются, переключаясь на семью, материнство…

Д.Б.: А при этом осознаешь свои заслуги перед страной, то, что многие люди переживали за тебя, болели?
О.З.: Я знала это, но не пережила такие эмоции внутри себя. Осознание произошло на Олимпиаде в Сочи, когда А. Сотникова, которую не хотели брать в команду (у меня тоже был такой момент в биографии), выиграла золотую медаль. Вот тогда я поняла, что происходит с людьми, которые за тебя болеют, поняла, что делают спортсмены со своими болельщиками. Я пережила эти эмоции, осознала, сколько радости я доставляла людям своими победами. Будучи действующей спортсменкой, я думала, что это лишь мои амбиции. Когда Ангелина победила, я рыдала в голос от радости за нее. Это был восторг. Вот тогда и пришло осознание того, что я делала, и стало немного горько, что такого в моей жизни уже не будет.

Д.Б.: Помимо Олимпийских медалей были еще и медали чемпионатов мира и Европы. Отличаются ли эмоционально победы на Олимпиаде от побед на других международных соревнованиях?
О.З.: Олимпиада – это космос! Если некоторые спортсмены позволяют себе пропустить чемпионат Европы, например, по причине травмы, то на Олимпиаду стремятся попасть все. На Олимпиаде другая энергетика, другое общение, много разных видов спорта. Это очень мощно, но эмоционально выдерживать тяжело.

Д.Б.: Были случаи, когда спортсмены, приехав на Олимпиаду, не смогли выступать?
О.З.: Очень много случаев, когда участие в соревнованиях принимали, но не показывали достойных результатов.

Д.Б.: Работают ли со спортсменами психологи?
О.З.: Когда я выступала, психологов в команде не было. Сейчас есть, но по индивидуальным запросам. Иногда в роли психолога выступает тренер. Я считаю, что в команде обязательно должен быть профессионал, который поможет выдержать психологическую нагрузку в период соревнований.

Д.Б.: Есть ли у легкоатлетов специальный шеф-повар? Как вы следите за своим питанием?
О.З.: Иногда помогает поговорка: «раньше ляжешь – меньше съешь». Конечно, спортивные базы адаптированы под специальное сбалансированное питание, которое рекомендует доктор. Я никогда не сидела на диетах.

Могу порекомендовать есть чаще, но мало, и пить больше воды (минимум два литра).

Д.Б.: Что произошло после ухода из большого спорта?
О.З.: Было удивление от того, как много мне теперь можно. Я начала делать все то, что хотела в детстве: петь, танцевать, изучать испанский, а56нглийский. Жизнь заиграла всеми цветами радуги. Спорт – это прекрасно, но очень узко и целенаправленно. Я поняла – жизнь удивительна и важно ценить каждый момент, каждый отрезок своего пути.

Д.Б.: Ты сейчас занимаешься любительским спортом?
О.З.: Да, спортсмену-профессионалу не возможно полностью уйти из спорта. Тело ломает от того, что оно не получает прежней физической нагрузки, поэтому важно продолжить поддерживать себя в хорошей спортивной форме.

Д.Б.: Каким видом спорта ты занимаешься сейчас?
О.З.: Я бегаю, особенно активно бегаю с детьми, летом катаюсь на роликах, зимой занимаюсь фигурным катанием, а еще танцую сальсу. Сейчас я не представляю себя без танцев. Очень приятно, что сейчас все бегают, половина моих коллег уже пробежали марафон.

Д.Б.: Где ты сейчас работаешь?
О.З.: Я работаю в Москомспорте, занимаюсь организацией детских соревнований в Москве, езжу со сборной Москвы на чемпионаты России. Я – руководитель команды, делаю заявки на соревнования, заказываю билеты, гостиницу и т.д.

ЗРИТЕЛЬ: Возили ли вы с собой на соревнования какой-либо талисман?
О.З.: Сейчас бы уже не возила, но раньше, видимо в силу молодого возраста, возила, как и все. Это был резиновый ежик, подарок моего молодого человека. Этот ежик был со мной на всех соревнованиях.

89ЗРИТЕЛЬ: Есть ли какой-либо минимум, необходимый для того, чтобы начать заниматься бегом?
О.З.: Прежде всего – это желание, главное, чтобы бег приносил радость, чтобы был в удовольствие. Также важно подобрать обувь. Одежда может быть любой.

ЗРИТЕЛЬ: А как правильно подобрать обувь?
О.З.: Это должны быть кроссовки, но не кеды. Лучше, чтобы подошва была мягкой, чтобы чувствовать стопу, которой необходимо работать.

Многое зависит от уровня бегуна, чем он выше – тем тоньше подошва (марафонки). Я бы рекомендовала купить беговые кроссовки в фирменных магазинах. Не берите обувь впритык, если бегаете много, так как нога распухает. А еще я люблю бегать под музыку.

ЗРИТЕЛЬ: Помогали ли родители в становлении в спорте? Что являлось главным мотиватором?
О.З.: Мотивы – это личные амбиции. Когда понимаешь, что это профессия – желание заработать деньги, конечно, желание стать известной. А помощь родителей заключалась в том, что они с уважением относились к моему выбору, удерживали от каких-то скоропалительных решений.


ЗРИТЕЛЬ:
Было что-то, что мешало заниматься, что с этим делать?
О.З.: Надо осознать, что конкретно мешает, после чего идти дальше.

ЗРИТЕЛЬ: Как уберечь ребенка от травматизма во время занятий спортом?
О.З.: Здесь важны усилия с разных сторон: родители, тренер, врачи. Использовать массажи, расслабляющие процедуры и т.п.

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares