В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Профессия: фокусник

Spread the love

Даша Богачкина: Виктор, с чего все началось? Как появилась тяга к фокусам? В каком возрасте?
Виктор Де Гео: В детстве я не хотел стать фокусником. Детям хочется чего-то практического. Я например, хотел стать доктором, а именно – хирургом. Мне казалось это очень интересным. В детском саду я наряжался доктором, бегал с чемоданчиком и пытался всех лечить. Когда я стал взрослеть, то появилось желание что-то делать, чтобы понравиться окружающим так, как нравились артисты, поэтому вместе с мамой я ходил на концерты В. Леонтьева, А. Серова. Мне казалось, что находиться на сцене – это очень здорово. Но возникло желание делать что-то таинственное. Однажды я придумал следующее: привязал к ноге тонкую ниточку, на другую ногу – любимую плюшевую игрушку, перекинул ниточку через люстру, а когда мама зашла в комнату, то я, потянув за нитку, сказал: «Смотри, мама, игрушка летает!» При этом люстра едва не упала и мои фокусы были забыты еще на несколько лет пока мне не исполнилось 13. Однажды, придя домой, я увидел книгу, которая называлась «Фокусы и другие забавы». Я не мог от нее оторваться пять часов. Мама сказала, что эта книга ее подруги для внука. Книгу забрали, а мы с мамой бросились ее искать по всем магазинам. Книгу удалось найти. С этого момента и началось серьезное увлечение фокусами: за год я выучил все, что было в книге и начал выступать в школе. Я был отличником и любимая учительница поинтересовалась все ли со мной в порядке. Однако, посмотрев на мое выступление, предложила подготовить номер для выпускного вечера. С тех пор все в школе знали, что я – фокусник!

43Д.Б: А как такая популярность сказывалась на твоих взаимоотношениях со сверстниками?
В.Г.: Я стал использовать это для знакомства с девочками, приглашая их выступить в качестве ассистенток в моем «шоу». Было забавно.

Д.Б: Как ты относишься к тем, кто раскрывает секреты иллюзионистов? Насколько это корректно?
В.Г.: Фокусы до тех пор являются чудом пока зрители не знают в чем состоит секрет. Раскрыть секрет можно лишь тогда, когда это оборачивается в шутку, например, отрывание пальца, а номер можно выполнять самому. Но это не имеет никакого отношения к профессии. Поэтому то, что сделали братья Сафроновы целиком на их совести, тем более, что раскрыли они секреты не своих фокусов. По-моему, это бессовестно.

Д.Б: Где ты учился фокусам после школы? У тебя эстрадное образование? Какое учебное заведение ты оканчивал?
В.Г.: После школы я собирался поступать в цирковое училище, но мама настаивала на получении «серьезного» образования, поэтому я поступил в политехнический институт, где много физики и математики, что меня тоже увлекало. Однако получив образование, я понял, что заниматься только математикой я не хочу и отправился учиться в Москву на фокусника.

Д.Б: Как произошел переход от математика к фокуснику, и почему Москва?
В.Г.: Я родился в Сибири, в городе Томске. А в Москву я приехал, чтобы добиться известности, но для этого следовало получить соответствующее образование, что я и сделал, поступив во Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства им. Л.С. Маслюкова, которую в свое время окончили мои кумиры В. Леонтьев и А. Серов. Мастерской уже исполнилось 50 лет. Ее окончили многие известные артисты сцены, в том числе, иллюзионисты.

100

Д.Б: Когда ты начал работать фокусником?
В.Г.: На первых порах на хлеб насущный я зарабатывал благодаря математике, так как мои фокусы всерьез тогда никто не воспринимал. Я занимался репетиторством, а заработанные деньги тратил на еду и реквизиты для будущих номеров.

Д.Б: Когда стало происходить становление тебя как фокусника-профессионала?
В.Г.: Это произошло уже в Москве, хотя и в своем городе я начинал ставить шоу, принимал участие в городских мероприятиях. Я даже замахнулся на такое название «Де Гео против Копперфильда». Выучив 100 фокусов, я решил, что стал артистом, но для профессионала этого мало. Фокусник – это, прежде всего, артист, обладающий профессиональными инструментами, а именно — фокусами. Но кроме этого, важно красиво двигаться, правильно говорить, уметь удержать внимание зрителей и т.п. А всего этого я не умел.

Раз на выступлении в Томске ко мне подошла режиссер местного ТЮЗа и посоветовала ехать в Москву учиться профессии. В цирковое училище я уже не проходил по возрасту, театральные училища – не тот профиль. Потом я узнал, что чемпион мира по фокусам — В. Данилин — учился во Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства им. Л.С. Маслюкова. Успешно сдав вступительные экзамены, я стал студентом этого учебного заведения. Уже во время учебы мне сказали, что я профессионально непригоден, руки растут не от туда, говорить не умею и т.п. Все плохо, надо учиться. Я не отступил, а педагоги нам говорили, что они должны нас ругать, а хвалить будут зрители.

ЗРИТЕЛЬ: Какой процент составляет владение фокусами от всего остального?
В.Г.: 50:50.

ЗРИТЕЛЬ: Критика помогает в творчестве или, если ее много, то мешает?
В.Г.: Критика – это проверка на прочность. Некоторые уходят, но я из тех, кто укрепился, зато потом в жизни это очень помогает.

ЗРИТЕЛЬ: Как часто случались сложные моменты? Какие это были ситуации? Насколько сильна конкуренция в профессии?
В.Г.: Фокусы – это для взрослых, для детей и так вокруг много волшебства. Взрослые же делятся на три категории: первые – это люди, верящие в чудо, для поддержки они очень важны, но не способствуют профессиональному росту; вторые – скептики, которые всегда и все подвергают сомнению, воспринимая фокусы как обман; третьи – интересующиеся. Это самая любимая моя категория. Люди, пытающиеся разобраться. Если эта категория переходит на твою сторону, то и скептики за ними потянутся, и наоборот.

Д.Б: Откуда взялся псевдоним Де Гео?
В.Г.: Это было в 13 лет. Мне хотелось мировой известности и славы, а «гео» – это Земля, но называться просто «Гео» как-то несерьезно, и я стал прибавлять всевозможные слоги. «Де Гео» показалось звучно. Именно так я себя и назвал на своей первой школьной афише. В последние годы я стал задумываться о пропаганде своего искусства, поэтому псевдоним стал оправдывать себя, но не с позиций собственной славы, а с позиции моего вклада во всемирное развитие своего любимого вида творчества. Мой внутренний слоган «Волшебство для каждого на Земле».

35

Д.Б: Твоя школа фокусов появилась до проекта «Удиви меня»? Как «Удиви меня» повлияло на твою жизнь?
В.Г.: Школа фокусов и шоу «Удиви меня» никак не связанные между собой проекты. Первая школа возникла еще в Томске. Я вел кружок, участвовал в КВНах. Когда я приехал в Москву мне очень хотелось попасть на телевидение. Сделать это можно было лишь участвуя в конкурсах и шоу, одним из которых и был проект «Удиви меня». Прошел кастинг, в котором участвовало порядка 300 иллюзионистов (в полуфинале осталось 6). Сейчас, правда, смотрю на некоторые фокусы критически. Для меня шоу было очень полезным, так как подтолкнуло к дальнейшему профессиональному самосовершенствованию. Тогда же возник и образ клерка, в котором я продолжаю выступать и сейчас. Созданию этого образа способствовали мои учителя: Президент Ассоциации иллюзионистов В. Руднев, Народный артист России В. Серов и педагог по актерскому мастерству В. Маганет. Именно они вложили в меня тягу к творческому поиску, к саморазвитию.

Д.Б: Как проходит процесс преподавания в твоей Школе фокусов?
В.Г.: Дети учатся фокусам примерно с 6 лет, но я начинаю прием с 7 лет, так как они уже умеют писать и могут зафиксировать секрет фокуса на бумаге, чтобы репетировать дома. Идея возникла потому, что у меня самого в детстве не было наставника, поэтому такую свою деятельность я рассматриваю как служение искусству, когда я могу что-либо передать детям. Я не делаю это в массовом порядке, а обучаю узкий круг детей, которые очень тяготеют к фокусам.

Д.Б: А есть какой-то отбор в школу?
В.Г.: Я беру всех, но со временем остаются только те, кто «болеет» фокусами.

Д.Б: А как быть с этическим моментом, ведь фокусы – это все-таки некий обман? Насколько корректно учить детей хитрить?
В.Г.: Дети, прежде всего, учат трюки, которые их учат общаться. Это фокусы, которые происходят как бы сами собой и с простыми предметами, например, смена цвета платочка.

ЗРИТЕЛЬ: Что вы отвечаете когда слышите: «Я знаю как он это делает».
В.Г.: Да, меня это раздражает, потому что в 90% случаев зритель не знает как делается фокус, но у него возникают некие догадки. Это категория «зрителя-скептика». С ним сложно и я немного негодую. Правда это быстро проходит.

ЗРИТЕЛЬ: Как технически возникают фокусы?
В.Г.: В начале профессионального пути я шел в библиотеку и искал раритетную литературу. Сейчас появился интернет, где много всякой информации, однако, это только идеи, которые еще предстоит домыслить.

ЗРИТЕЛЬ: Были ли переломные моменты, когда Вам не хотелось заниматься фокусами? Как Вы это преодолевали?
В.Г.: Я счастливый человек. Таких моментов не было и это – истинное счастье!

ЗРИТЕЛЬ: Как родители относились к занятиям фокусами?
В.Г.: Мама всегда строго говорила, что сожжет весь мой реквизит, но как только приходили друзья и знакомые, она с гордостью приглашала их на мои концерты.113

ЗРИТЕЛЬ: Что Вас вдохновляет?
В.Г.: Музыка. Прежде всего: П. Гэбриэл, М. Джексон, Queen, Beatles, русская классика (С. Рахманинов, П.И. Чайковский).

ЗРИТЕЛЬ: Верите ли Вы в реальные чудеса?
В.Г.: Что считать чудом? Я верю в то, что творит с нами Бог: неожиданные встречи, внезапное озарение и т.п.

Д.Б: Есть ли фокус-мечта?
В.Г.: Есть. Их несколько, например, фокус с небесными телами.

ЗРИТЕЛЬ: Как происходит процесс создания образа?
В.Г.: С нуля создавать что-то невозможно, поэтому ищу в литературе, знакомлюсь с техническими новинками, экспериментирую. На это могут уходить месяцы, а то и годы. Например, клетка, в которой «исчезают» люди, разрабатывалась больше полугода.

ЗРИТЕЛЬ: Сильно ли мучаются кролики, участвующие в фокусах?
В.Г.: Фокусники очень заботливо относятся к своим питомцам, например, мой кролик со мной уже шесть лет.

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares