В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Профессия: фридайвер

Spread the love

Даша Богачкина: С чего все начиналось? Когда ты впервые пришел в бассейн?
Александр Костышен: В бассейн я пришел в 2009 году, прошел базовый курс теории, после чего стал регулярно посещать бассейн (два раза в неделю). Не все давалось легко, но было очень интересно: движения, работа с внутренними ощущениями и т.д. На тот момент ощущения были еще не осознанными, но было интересно наблюдать за собой. Еще больше манили результаты.

Д.Б.: То есть появилась потребность что-то достичь?
А.К.: Да. На первые свои соревнования я поехал уже через полгода (чемпионат России).

Д.Б.: Всего через шесть месяцев тренировок ты научился не дышать под водой?
А.К.: Да, хотя я продолжаю учиться и до настоящего времени.

Д.Б.: Что произошло на этих первых соревнованиях?
А.К.: Результаты были очень скромные, но задача была в другом – испытать ощущения, понять, хочешь ли ты соревноваться, нужен ли тебе этот стресс. Мне понравилось. Соревнования меня мотивировали, мне захотелось все больше тренироваться. Фридайвинг стал для меня главным увлечением.

Д.Б.: А ты нырял в глубину?
А.К.: Нет. Это было в бассейне, поэтому в длину.

Д.Б.: Давай поясним: у фридайвинга есть несколько направлений: когда ты плывешь в длину и не дышишь, и в глубину – и не дышишь… Еще что?
А.К.: Есть в глубину в ластах, в глубину без ласт, статическая задержка. Сейчас еще появилось направление – погружение на скорость.

Д.Б.: У тебя был заплыв в длину в ласте или без?
А.К.: На тот момент в бассейне был всего три дисциплины: в ласте, без ласт и статика. Статика мне сразу не приглянулась, скучно.

Д.Б.: Когда были следующие соревнования?
А.К.: 2010-2011 гг. – раскачка, а 2012 год – более серьезный в плане соревнований. Мои результаты стали уже более приличными. Я нырнул 200 метров в ласте, не дышал около трех минут. На чемпионате России в Питере я прошел отбор на чемпионат Европы в Турции.

Д.Б.: На чемпионате России была большая конкуренция?
А.К.: На то время, да. Близкие к моим результаты показывали три-четыре спортсмена. А вот чемпионат Европы был для меня тогда самым провальным, но он меня многому научил. Ошибок было много, в том числе и блэкаут (потеря сознания от гипоксии).

Д.Б.: А кто контролирует момент, после которого наступает блэкаут: сам спортсмен понимает, что пора выныривать или кто-то еще?
А.К.: Это может происходить по-разному: бывает, что человек засыпает под водой, что часто происходит, когда фридайвер сосредоточен на поставленной цели и пропускает сигналы, поступающие от организма.

Д.Б.: Получается, фридайвинг – это постоянный контроль и умение понимать свой организм?
А.К.: Да, это важно.

Д.Б.: Как ты думаешь, эти умения помогают в жизни?
А.К.: Да. В любом случае, это полезные навыки. На чемпионате Европы мне этих навыков не хватило. Я нырнул на 215 метров и заснул, после чего меня подняли спасатели.

Д.Б.: Что было потом?
А.К.: Хотел двигаться дальше, осознать ошибки, поэтому в 2013 году очень много работал, выиграл много соревнований, установил несколько рекордов (232 метров в ласте, 156 – без ласт). Затем был чемпионат мира, где я стал третьим с результатом 256 м в ласте. Вскоре был еще один чемпионат мира в Казани, где я установил мировой рекорд, став первым с результатом 265 метров в ласте, и третьим с результатом 189 метров без ласты.

Д.Б.: После этого у тебя больше не было блэкаута?
А.К.: Не было, хотя была ситуация, близкая к блэкауту, когда начинаешь совершать хаотичные движения, но состояние контролируется.

Д.Б.: Ранее у меня было ощущение, что фридайвинг очень близок к йоге. Так ли это на самом деле?
А.К.: Лично я никаких техник из йоги не использую. Если рассматривать фридайвинг как вид спорта, то йога – это не спорт. Наверное, есть что-то близкое, но сказать, что, занимаясь йогой вы сможете нырять, нельзя.

Д.Б.: В чем состоит техника фридайвинга?
А.К.: В нашем организме есть процессы, которые мы контролируем и не контролируем. Например, для хорошего нырка надо расслабить не только мышцы, но и голову, отключиться от всего, что не связано с погружением. Мы учим концентрации внимания на всем спектре ощущений.

Д.Б.: А такое отключение не провоцирует блэкаут?
А.К.: Нет. Наша задача снизить те процессы, которые нам не нужны, но оставить необходимые.

Д.Б.: То есть надо отключить эмоции?
А.К.: Да.

Д.Б.: А если вокруг подводная красота?
А.К.: Это другое. Мы говорим о спорте, а если ныряем в рифе, то там другие ощущения.

ЗРИТЕЛЬ: Насколько интенсивно надо дышать после того, как вынырнул?
А.К.: Обычно хватает 3-4-5 вдохов. Важно первый выдох не делать максимальным (а на половину), следующий выдох чуть глубже и т.д.

Д.Б.: В чем опасность фридайвинга?
А.К.: Наверное, несоблюдение техники безопасности. Важно не нырять в одиночку. Лично я не считаю фридайвинг опасным видом спорта.

Д.Б.: Насколько вы владеете медицинской подготовкой?
А.К.: Базовые вещи надо знать.

Д.Б.: На сегодняшний день твой мировой рекорд побит. Нет желания улучшить результат?
А.К.: Конечно есть. Я активно тренируюсь. Это естественное желание любого спортсмена, хотя была усталость, вызванная чрезмерной загрузкой в 2016 году.

Д.Б.: А когда ты начал тренировать?
А.К.: Полноценно в 2016 году, когда решил взять паузу. Раньше я тренировал эпизодически. Когда передаешь свои знания и навыки другим людям, это тоже обогащает. Это интересно и полезно.

Д.Б.: В своих учениках ты видишь потенциальных чемпионов?
А.К.: Да, конечно. Возникает некий тренерский азарт.

ЗРИТЕЛЬ: Как вы контролируете давление?
А.К.: Мы продуваем уши, выравниваем давление.

ЗРИТЕЛЬ: Нужны ли особые способности для достижения успеха во фридайвинге?
А.К.:  В основном – это большое желание, осознанность и трудолюбие.

Д.Б.: Что изменилось в твоей психологии после того, как ты стал заниматься фридайвингом?
А.К.: Начинаешь по-другому смотреть на вещи, меняются приоритеты, подходы к решению проблем. Я стал спокойнее, вдумчивее. Когда ты учишься анализировать свое тело, это переносится и в повседневную жизнь.

ЗРИТЕЛЬ: Каким способом тебе нравится больше погружаться?
А.К.: Я ныряю в моно-ласте и без ласт. Новичкам мы даем по возможности попробовать все, а потом человек выбирает, что ему ближе.

ЗРИТЕЛЬ: Проходите ли вы диспансеризацию? Какими будут ваши действия, если чувствуете, что переутомились?
А.К.: Как член сборной я обязательно прохожу диспансеризацию два раза в год. Восстанавливаюсь с помощью сна и отдыха. Массаж по мере возможностей.

ЗРИТЕЛЬ: Сколько времени занимают тренировки? Сколько погружений?
А.К.:  Тренировки пять раз в неделю. Каждый день вода, а затем – зал. Надо четко распределять режим труда и отдыха, так как во фридайвинге много такой работы, которую нельзя делать в уставшем состоянии.

ЗРИТЕЛЬ: Какой уровень брадикардии?
А.К.: Мой пульс падал до 36-33 ударов в минуту. Пульс плавно уходил по мере погружения.

ЗРИТЕЛЬ: А уровень гемоглобина меняется?
А.К.: Есть тенденция, что по мере тренировок, гемоглобин повышается.

Д.Б.: Как на сегодня обстоят дела с фридайвингом в России?
А.К.: Популярность растет, но соревновательного элемента не хватает. Хотелось бы поднять уровень достижений, конкуренцию.

ЗРИТЕЛЬ: С какого возраста можно заниматься фридайвингом?
А.К.: Четкого ограничения нет, хотя в соревнованиях можно участвовать с 18 лет. Но дети ведь тоже ныряют, поэтому начинать можно когда угодно, но относится как спорту лучше попозже.

ЗРИТЕЛЬ: У Вас есть квалификация, разряды…?
А.К.: Да, есть. Я сейчас подал заявку на получения звания заслуженного мастера спорта.

Д.Б.: Каких результатов надо добиться, чтобы получить это звание?
А.К.: Надо выиграть чемпионат мира, а затем суммируются баллы всех остальных заслуг (160 баллов).

Д.Б.: Есть ли у нас в стране база для тренировок?
А.К.: Имеющиеся базы созданы силами энтузиастов. Есть базы, ориентированные на подводный спорт, включающий многие дисциплины, в том числе, и фридайвинг. Специализированных баз, подобных европейским, по фридайвингу нет.

ЗРИТЕЛЬ: Куда обратиться человеку, который хочет начать заниматься фридайвингом?
А.К.: Надо через соц.сети выбрать инструктора и индивидуально обучаться.

Д.Б.: Есть места погружения, куда хочется вернуться?
А.К.: У меня больше опыт ныряния в бассейне, но из открытых водоемов, наверное, Дахаб (Египет).

ЗРИТЕЛЬ: Какие соревнования были лучшими с точки зрения организации?
А.К.: Чемпионат мира в Италии в 2016 году. В Италии очень развит этот вид спорта. В Казани в 2013 году был чемпионат мира по водным видам спорта. То же все было на высоком уровне.

ЗРИТЕЛЬ: Есть ли у вас призовой фонд?
А.К.: Нет. Все держится на энтузиазме.

Д.Б.:  Есть ли медийные лица, активно продвигающие фридайвинг?
А.К.: Затрудняюсь ответить. Возможно, я просто не знаю.

Д.Б.:  Что особенно привлекает во фридайвинге?
А.К.: Манит все. У каждого свои мотивы и интересы.

Д.Б.:  Люди от вас не уходят в дайвинг?
А.К.:  Нет, скорее наоборот. Люди отказываются от тяжелого оборудования.

ЗРИТЕЛЬ: Как длительная задержка дыхания влияет на здоровье?
А.К.: Мне кажется, положительно. Я не знаю фридайвера, который бы жаловался на здоровье.

ЗРИТЕЛЬ: Кого интереснее тренировать новичков или тех, кто уже что-то умеет.
А.К.: Не вижу разницы. Интересны сами люди. Во фридайвинге нельзя человека заставить нырять, надо, чтобы он сам этого хотел.

Д.Б.: Что бы ты сказал молодым людям, которые раздумывают о том, стоит ли идти во фридайвинг?
А.К.: Идти, конечно! Уйти можно всегда, а попробовать стоит. Этот спорт сильно отличается от всех других. Я не знаю людей, которые пришли и не остались.

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares