В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Профессия: ювелир

Spread the love

Даша Богачкина: Иван, скажи, пожалуйста, как тебе пришла идея стать ювелиром?
Иван Кит: Предпосылок не было никаких. Учился в школе с углубленным английским языком. Затем, учась в институте на инженера, начал работать в фирме, которая занималась поставкой электротехнического оборудования из Швейцарии по всей России. Компания хорошо развивалась, но в какой-то момент, мне начало казаться, что я в «дне сурка». Тогда я решил написать заявление об уходе с мыслью, что перейду в другую фирму, чтобы заняться чем-то новым и интересным. Захотелось перемен. Стал ходить на собеседования по тому же направлению, где работал ранее. В одной фирме мне понравилось, показалось, что это оно. Обещали позвонить в течение месяца, но в результате не взяли, сказав, что я слишком молод. Это меня расстроило, и я решил какое-то время посвятить себе, благо у меня была финансовая «подушка безопасности», благодаря предыдущей работе.

Д.Б.: То есть в ситуации «свободного плавания» есть как плюсы, так и минусы?
И.К.: Конечно. С одной стороны – это достаточно напряженная ситуация, а с другой – можно привести мысли в порядок, заняться здоровьем и т.п.

Д.Б.: Что было самым трудным в этой ситуации?
И.К.: Удивляло то, что не смотря на свободное время, ничего не успевал сделать из намеченного. Дни летели очень быстро, а я продолжал топтаться на месте, не чувствовал, что куда-то двигаюсь. В какой-то момент пришло понимание, что жизнь не должна сводиться лишь к наслаждению и созерцанию. Надо стать кем-то, чего-то стоить в этой жизни, сделать себя богаче и духовнее. Не очень понятно почему, но меня в этот момент стали интересовать какие-то антикварные бусины из стекла, серебряные значки из Тибета и т.п.

Д.Б.: Но что-то все-таки тебя подвигло?
И.К.: Одно время  я общался с духовными людьми. Возможно поэтому меня потянуло к вещам с историей, которым 100-150 лет. Я не заметил, как стал заказывать все больше таких вещей через интернет. В какой-то момент мне захотелось заказать браслет с серебряными бусинами. А пока я его ждал пришло понимание, что такие бусины я смогу сделать сам, поэтому стал искать возможности обучения ювелирному делу в Москве. Я наткнулся в интернете на женщину-ювелира (Ира Фрид), набрался наглости, написал ей, сказал, что очень нравится то, что она делает, хочется научиться также, хотя я ничего не умею. Получил ответное письмо о том, что ей нужен человек с опытом и своим инструментом, но Ирина посоветовала ювелирную школу, куда можно обратиться. Взвесив все «за» и «против», я решил обратиться в рекомендованную школу. Довольно серьезная плата за обучение (около 100 тыс. руб.) не испугала. Мне пригодились навыки управленца, так как я договорился о дополнительных занятиях и возможности планирования своего обучения.

Д.Б.: А какое чувство ты испытал, когда после своей офисной работы смог взять в руки вещь, сделанную тобой?
И.К.: Даже сложно описать это чувство, испытываешь огромное эстетическое удовольствие.

Д.Б.: Как ты думаешь, надо ли городским жителям уметь что-то делать своими руками?
И.К.: Мне кажется, что человеку очень полезно развивать себя в разных направлениях, хотя я и не считаю это обязательным. Проживать день за днем и не привнося ничего нового скучно по-моему.

Д.Б.: Итак, ты разнообразил свою жизнь, что было потом?
И.К.: Потом было еще два месяца обучения, когда я осваивал разные способы изготовления украшений, виды изделий и т.п. Мне нравилось, но я понимал, что это очень затратно и физически, и материально. Я арендовал мастерскую с инструментом и стал делать небольшое количество украшений, пытаясь реализовать их через социальные сети. Даже появились небольшие заказы.

Д.Б.: Кто были твои первые клиенты?
И.К.: Точно не близкие друзья, которые меня не понимали. Начались эксперименты, в процессе которых я понял, что далеко не всегда твое видение нравится всем остальным.

Д.Б.: Как с этим бороться?
И.К.: С этим не обязательно бороться. Надо понимать какая у тебя цель. Если ты хочешь просто реализовать себя, то можно работать в своем стиле, но если это бизнес – надо учитывать желания клиентов. Например, одна моя знакомая попросила сделать подвеску с ее именем. Мне казалось, что это неинтересное решение, но после поступил еще один подобный заказ, затем еще… На сегодняшний момент я сделал таких именных украшений уже больше двадцати. В этом я вижу уважение к чужому мнению, тем более, что люди это финансируют. Поэтому я считаю, что важно соблюдать баланс между собственным и чужими мнениями. Это позволяет реализовать себя как художника.

Д.Б.: Что было после того, как ты выполнил эти стандартные «именные» заказы? Как ты развивался дальше?
И.К.: Я включил менеджера. Ко мне пришла девушка Алиса, которая пробовала что-то делать, но совершенно в ином стиле. Я понял, что стал изживать себя, топчусь на месте. В этот момент судьба свела меня случайно с мастером, который имел свою мастерскую. Я набрался наглости и попросился к нему в подмастерья, хотя понимал, что, возможно, придется наступить на свою самооценку. Но желание стать профессионалом было сильнее, так как мастер был высокого уровня. Обучение проходило семь дней в неделю около года. Мастер много дал мне, научив различным технологиям, работе с камнями, ввел в ювелирный мир, за что я ему очень благодарен.

Д.Б.: А как реагировали на перемены в твоей жизни близкие люди?
И.К.: Не очень хорошо. Я считаю, что твои близкие не должны страдать от твоих увлечений. Родители не принимали всерьез мои занятия, хотя сейчас все изменилось.

Д.Б.: Что тебе давало дополнительную мотивацию для развития?
И.К.: Первое время это были лишь мои амбиции, моя ответственность мужчины перед семьей.

Д.Б.: А как возник ваш совместный с Алисой бренд?
И.К.: Мы получали новые знания и возникали новые идеи, новые силы. Примерно в феврале-марте 2015 года мы пришли к решению, какие украшения хотим делать. Главная модель на тот момент – ограненная серебряная пирамидка. Наши украшения достаточно оригинальны, хотя мы приходили к современному решению постепенно, методом проб и ошибок. Мы стали развиваться, учитывая запросы клиентом, и их материальные возможности. Я в основном занимаюсь изготовлением, а Алиса придумывает дизайн. Работа нас очень сблизила. Алиса – моя муза, поэтому наш бренд сейчас – это семейный бренд.

ЗРИТЕЛЬ: Как можно придумать украшение и при этом не украсть идею?
И.К.: Не получится. Есть фраза: «Хорошие мастера копируют, а великие – крадут». Алисина подруга как-то сказала, что «наши предки украли все наши идеи». Мне кажется, что то, что сейчас происходит – это вариации на тему того, что было раньше. Если ты чувствуешь себя художником, то подхваченную идею дорабатываете, привносите что-то свое. Я стараюсь следить за работой мировых мастеров, поэтому что-то подхватываю у великих, иногда и не осознанно.

ЗРИТЕЛЬ: Были ли какие-то мистические случаи, когда человек говорил, что не может взаимодействовать с каким-то камнем, украшением?
И.К.: Я таких случаев не знаю, хотя периодически слышу что-то о камнях из области эзотерики. Пытаюсь на это не обращать внимания, а отдаю такую информацию на суд клиента. Я стараюсь делать украшения, которые нравятся мне и клиенту. Хотя я наслышан об историях, когда камни как-то вредят, или, наоборот, помогают по жизни.

Д.Б.: В этой связи с тобой взаимодействуют астрологи?
И.К.: Нет.

ЗРИТЕЛЬ: Сильно ли изменился круг твоих друзей?
И.К.: Изменился. Я начал работать в другом режиме, пытаясь сделать из себя значимого человека, занимаясь практическим делом. Круг сократился, так как другие цели, ориентиры по жизни… Пусть каждый идет своей дорогой.

ЗРИТЕЛЬ: Есть ли желание создать собственную ювелирную школу?
И.К.: Я для себя решил, что не буду вести мастер-классы. Ведение школы – это большая ответственность, сейчас мне еще самому надо многому научиться. Может быть когда-нибудь ближе к пенсии.

Д.Б.: Сколько у вас сейчас человек в штате?
И.К.: Нас двое, но часто мы прибегаем к помощи других ювелиров, которым доверяем. Конечно, хотелось бы разрастись, но пока это сложно.

ЗРИТЕЛЬ: Иван, Вы помните моменты, когда в Вас зародилось творчество?
И.К.: Задолго до занятия ювелиркой, еще учась в институте, я задумался над тем, что не умею рисовать. Я поступил в художественную школу, которую потом забросил из-за бытовых проблем и нехватки времени. Затем, когда уже занялся ювелирным делом, захотелось опять рисовать.

ЗРИТЕЛЬ: Какой инструмент ювелира самый главный?
И.К.: Это руки. Хотя я знаю много ювелиров, я в их числе, которые параллельно занимаются травматичным для рук видом спорта, например, ножевым боем.

Д.Б.: Чтобы ты пожелал ребятам, которые решают кем быть?
И.К.: Надо четко ставить цель, развивать свой кругозор, знать себе цену, а главное – оставаться ЧЕЛОВЕКОМ!

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares