Работа врачей в условиях эпидемий

Блогер Евгения задает вопрос «Врачам без границ» (MSF):

Ждем ваших видеовопросов круглосуточно на почту info@taktikiipraktiki.ru

Отвечает координатор по неотложной медицинской помощи организации «Врачи без границ» доктор Танкред Штебе: Когда где-то разворачивается эпидемия, ответственность за ее объявление, как правило, лежит на Министерстве здравоохранения страны, где это происходит. Но достаточно часто выходит так, что Минздрав в стране по факту не функционирует. Например, в июне 2014 года в западной Африке именно «Врачи без границ» выступили с заявлением о том, что Эбола вышла из-под контроля и нужна международная помощь. После этого Всемирной Организации Здравоохранения, которая в глобальном плане несет ответственность за то, чтобы отслеживать вспышки и эпидемии заболеваний и бороться с ними, потребовалось еще два месяца, чтобы объявить эпидемию. При этом важно понимать, что в случае с такими смертельными заболеваниями как Эбола малейшее промедление крайне опасно.

Медицинский центр MSF по лечению Эболы в Республике Конго. Фото Lisa Veran/MSF

Однако, не все эпидемии такие внезапные и мало контролируемые. Например, холера в Йемене является для региона эндемическим заболеванием. Система здравоохранения страны сильно пострадала во время войны, завод, где производили вакцины, разрушен. Доступ к медицине крайне ограничен. Понятно, что в таких условиях заболевание рано или поздно приобретет огромные масштабы. В 2017 году в Йемене холерой заболели более миллиона человек – это самая крупная вспышка холеры за многие десятилетия.

Однако, что хорошо в случае c холерой (если можно так выразиться) – это то, что она успешно поддается лечению. Если человек обратился за помощью в больницу, его вылечат. Эта болезнь легко распространяется, но и легко лечится. А вот с Эболой совсем другая история. Если от холеры в том же Йемене умирает менее 1% заразившихся, то на востоке Демократической Республики Конго, где мы сейчас наблюдаем сильнейшую вспышку Эболы в истории этого заболевания, показатель смертности составляет от 60 до 80%. И лечения от Эболы нет. Вакцина разработана, но ее пока нет в открытом доступе. Лекарств же от этого вируса просто не существует. Конечно, шансы выжить у человека, который попадет в больницу, гораздо выше – хотя бы потому что там будут работать с симптомами. Но в целом это совсем другая картина.

Международный президент MSF Джоанна Лю и президент операционного центра MSF в Брюсселе Майни Николай фотографируются с пациенткой, выжившей после лихорадки Эбола в Конго. Фото Laurie Bonnaud/MSF

Когда объявлена эпидемия, есть два основных направления работы: лечение уже заболевших и предотвращение новых случаев заболевания. Нужно работать с местными жителями, выяснять, у кого есть симптомы, и кто еще не обратился к врачу, кто был в контакте с заразившимися. Нужно донести до людей мысль о необходимости срочно обращаться за медицинской помощью при малейших признаках болезни и обеспечить достаточно мест в больницах и возможность до них добраться. В ДРК с этим сложно, потому что клиники не могут нормально функционировать: на них часто нападают, в том числе, и на больницы «Врачей без границ». Врачи, разъезжая по деревням, подвергают себя риску не только из-за вируса, но и из-за войны.

Взять Эболу под контроль – сложнейшая задача для любой страны даже в мирное время. Я работал на эпидемии Эболы в Сьерра-Леоне, когда там не было войны, и даже тогда информирование населения заняло несколько месяцев.

Медработник надевает защитный костюм перед осмотром пациентов в Центре лечения лихорадки Эбола в Буниа. Фото John Wessels

При этом местное население в ДРК негативно реагирует на международную медицинскую помощь: они говорят, что их главная проблема – война, а не болезнь. Для них это видимая угроза, в отличие от вируса.

Второй момент в борьбе с распространением заболевания заключается в том, что больных нужно максимально быстро изолировать. При этом если у пациента есть только подозрение на Эболу, его помещают отдельно от людей с подтвержденным диагнозом, чтобы он не заразился, если на самом деле не болен. Врачи же, несмотря на то, что сейчас все они получают прививки от этого вируса, все равно работают в условиях повышенной безопасности в специальных защитных костюмах, проходящих дезинфекцию. Поскольку болезнь не лечится, нужны максимально возможные меры, чтобы предотвратить заражение. Именно поэтому весь персонал больниц контактирует с пациентами только в специальной защите – желтом скафандре, а на выходах из палат установлены камеры дезинфекции.

Благодарим за сотрудничество, предоставленные фото и видеоматериалы «Врачей без границ»

Поддержать «Тактики» финансово на сайте Патрион!

 

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares