В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Сам погибай, а товарища выручай

Spread the love

Жертвенность обычное дело для наших широт. Но нужна ли она?

Я не однократно встречала осуждение в глазах продавцов магазинов и не только, когда не хотела покупать что-то в пользу благотворительности или опускать купюру в коробку с пожертвованиями.

Безусловно, мне безумно жалко детей и не только детей. Но корректно ли по отношению ко мне, как к личности, выставлять на показ соответствующие фотографии? Корректно ли давить на эмоцию практически не оставляя выбора? Эти вопросы я задаю себе каждый раз, когда вижу предложение отправить смс…

В принципе для нашей культуры сама по себе «жертвенность» – это обычное дело. С «жертвенностью» мы сталкиваемся сплошь и рядом начиная с «сам погибай, а товарища выручай», заканчивая Зоей Космодемьянской. И с одной стороны, это вроде бы нормально и понятно… Но вот с другой, в большинстве случаев речь об опасных ситуациях или военных действиях, а нужна ли подобная жертвенность в быту?

Недавно мы разговаривали с одной моей хорошей знакомой:
— Знаешь, Даш, у меня есть подруга, и я не знаю, как быть…
— Что такое, Сима?
— Дело в том, что она неоднократно просила меня и моего мужа о помощи по хозяйству, из серии «привезти-увезти». И мы часто помогали. Хотя иногда такие просьбы поступали в неудобное для нас время. Например, поздно ночью.
— Слушай, но у вас все-таки двое маленьких детей и совершенно нормально в подобной ситуации отказать…

— Это да, но наши ситуации при этом никак не учитывались. Эта моя подруга, продает туры. Однажды мы «озадачили» ее своим отпуском.
— И?
— Оказалось, что тур, который она предложила нам, мягко скажем, дороже рынка. И на наш вопрос о завышенной цене, она сообщила примерно следующее: «Это же для моих детей!» На что мой муж ответил: «Да, только я сейчас своих детей обделяю».

Когда я начала работать с благотворительным сегментом, то стала чаще обращать внимание на отношение к обычному человеку замкадья, среднего достатка. По различным данным, именно эти люди чаще всего жертвуют на благотворительность. И чаще всего этим людям не хватаете денег не то, что на отпуск, но и на более важные вещи. Либо хватает, но впритык. И насколько же корректно поступают наши коллеги с федеральных телеканалов, когда транслируют в эфире ребенка в трубках? Думает ли кто-то о том, что эти пятьдесят\сто рублей в регионе часто сопоставимы с покупкой одежды в Москве? И насколько корректно просить помощи у тех, кто часто сам в ней нуждается, но при этом не очерствел и, естественно, отдает эти деньги, возможно, обделяя своих близких?

Однажды я познакомилась с женщиной, которая учит танцевать слабовидящих детей. Не просто учит, а еще и социально адаптирует. Когда мы с ней разговаривали выяснилось, что она два года не может вывезти на море своего ребенка. При этом своих подопечных возит регулярно. Негласно подразумевается, что сильный, здоровый и умный всех поймет и всем априори должен помочь. Но есть одно «но». Для того, чтобы помогать, нужно и дальше оставаться сильным, умным и здоровым иначе ты попадаешь в ситуацию, когда помощь нужна уже тебе, а окружающие воспринимают тебя как человека сильного, здорового… ну вы поняли.

Еще один момент, связанный с «манипуляцией помощью». Когда мы видим много физического уродства – это шок. Вид больного ребенка для любого адекватного человека, а тем более женщины, это еще больший шок. Шок «приправленный» надеждой на то, что именно ты можешь помочь – ход беспроигрышный. Но думает ли кто-нибудь о том, что человеческая психика устроена таким образом, что к шоку со временем привыкаешь, и тогда, чтобы «достучаться», его нужно усилить?

Фото на главной: Ryan McGuire

 

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares