В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Новости

Хампи, Манжу и рассвет

Не бойтесь набить шишки! Из них можно разжечь костер, а внутри найти орехи.

«А что если… попробовать?» – один из самых часто задаваемых самой себе вопросов. Не знаю как у всех остальных, но у меня именно так. В большинстве своем я, конечно же, пробую все, что интересно. Да и как иначе? Как бы нам не рассказывали про вторые, третьи и «все еще впереди» шансы, очевидно, что шанс всегда один. То, как события разворачиваются потом, это уже другие шансы, и они могут быть связаны или не связаны с предыдущими.

Кстати, Хампи-сага началась здесь и здесь🙂

В Хампи нам очень хотелось встретить рассвет, так чтобы «совсем красиво». Наш гид, Наташа, предложила сделать это, поднявшись на гору в храм Ханумана, и мы согласились. Чтобы увидеть красоту, нужно было пройти порядка 600 ступенек вверх, но мы успели.

Рассвет был просто потрясающий, более того, в храме нам довелось встретить паломников, которые подарили мне щенка. Не плохой знак, в приближавшемуся году собаки, правда? Но щенка я оставила там же, в храме, а позже мы спустились к деревне.

Как я уже говорила, наш проводник оказалась человеком легким на подъем и способной находить интересных людей. В середине дня мы зарулили к знакомому Наташи, владельцу местной гостиницы.

Его гости – это в основном европейцы: немцы, англичане, израильтяне и отдельная «национальность» людей, которые «живут тут по пятнадцать человек в большой комнате, как хиппи», как говорил владелец гест-хауза. Надо сказать, что обстановка в отельной части Хампи, располагает к этому образу жизни.

Наталья Шеховцова: Знаете, у Манжу только четвертый год отель, а раньше он работал водителем тук-тука (моторикши)…
Даша Богачкина: Манжу, расскажи об этом?
Манжу: Я арендую эту территорию. Раньше я работал на тук-туке, но потом стал постепенно вкладываться и сейчас у меня этот бизнес.

Д.Б.: Если не секрет, сколько стоит аренда?
М.: 40 тысяч долларов в год. При наличии такого количества комнат, как у меня, это хороший бизнес. В день можно заработать 3-4 тысячи долларов словом.

Манжу, хозяин гест-хауса

Д.Б.: Кто твои постояльцы?
М.: Перед Новым годом, это в основном индусы, но обычно очень много европейцев. Сейчас крисмас (это время Рождества), можно заработать очень хорошие деньги. За комнату сейчас платят 2000 рупий в сутки.

Д.Б.: А обычно?
М.: 700-800 рупий.

Д.Б.: Хороший бизнес! А где ты русский выучил?
М.: Когда я работал на тук-туке, я зарабатывал примерно 200 рупий в день, если вдруг я зарабатывал 700, мое сердце кричало: «Вау!» Там было два мальчика Анда и Нани. У одного из них был друг в Мандреме (пляж на севере ГОА), где много йога-туров, я спросил его, могу ли я тоже туда возить людей? Но мне отказали из-за конкуренции. Мне было очень обидно.

Хостел Манжу

Потом меня нашла одна пара. Они были фотографы и попросили меня, чтобы я их возил, так как я немного знал русский. Потом они меня спросили: «Сколько стоит тук-тук на день?» Я сказал, что сколько не жалко. Поскольку это было до скачка курса, русские сорили деньгами, и я понимал, что меня не обидят. Так я «прожил» с ними семь дней, а когда перед отъездом, они спросили меня: «Сколько мы тебе должны?» Я ответил где-то 500 рупий в день. Но эта пара заплатила мне 70 000 рупий. Так я оплатил аренду тук-тука и открыл кафе «Пушкин». А еще выучил русский язык.

Д.Б.: Почему «Пушкин»?
М.: Потому что Пушкин Александр. Самый популярный русский. Мне хотелось, чтобы русские чувствовали себя, как дома. Кафе проработало три года, потом я его закрыл и открыл гест-хаус. И еще я работаю гидом. Кстати, ты знаешь, что у этого города три названия? Первое Кишкинда, второе Виджьянагара и третье Хапми.

А когда была Виджьянагарская империя, тут были базары. Первый базар – это бриллианты, золото, драгоценности, и все продавалось по весу, второй – со всякой мелочью, третий базар – животные, четвертый базар был с едой, а пятый – был местом, где продавали женщин. Знаешь почему?

Потому что тут было много людей других национальностей и все понимали, что у них есть потребности. У нас в Индии раньше была каста Девадаси и в этой касте разрешено вести этот бизнес. Родители часто отдавали своих детей для работы на этом базаре. Сейчас касты все отменили и это не приветствуется.

Выходя из гест-хауса, я думала о том, как много ограничений мы порой сами себе ставим. Боимся пробовать новое, боимся что-то менять, делать что-то…

Конечно же, я не призываю кидаться омут с головой и все-таки слушать разум, но что нам мешает пробовать пусть, и набивая шишки? Тем более, что из них можно разжечь костер холодной ночью, а в голодное время, в них можно найти орешки.

Лариса Пыжьянова, психолог:
Кто знает, где мы набиваем больше шишек: идя по старому пути или открывая новый? Человеческая психика устроена так, что все нам знакомое кажется более безопасным, чем то, что незнакомо. Почему раз за разом мы наступаем на одни и те же грабли?

Потому, что идем одним и тем же путем. Ну и что, что на этом пути грабли опять ударят нас по лбу? Зато путь этот нами уже хоженый-перехоженный, известный, а значит кажется, что безопаснее идти по нему (и опять получать граблями), чем искать новый (по умолчанию опасный) путь.

Но всегда находятся люди, которые идут разведывать новый путь, даже если на их старом пути и вовсе нет граблей. Просто потому, что интересно: «А что там, за поворотом?» Или задумавшись однажды: «А для чего стоит жить?» – находят ответ Виктора Франкла – «Не спрашивай, что я могу еще взять из жизни, а спроси, что я еще могу дать жизни?»

И идут вперед, в новый путь!

Читать еще

Доброй охоты! Всем нам

Мы продолжаем разговор с режиссером спектакля «Маугли. Доброй охоты!» Дмитрием Бозиным, Заслуженным артистом России и ведущим актером театра Романа Виктюка.

Спектакль поставлен в ноябре 2017 года по мотивам произведения Киплинга «Книга Джунглей» и приправлен огромной порцией символизма и мистицизма. Основная его тема – человек внутри социума. Свой среди чужих, чужой среди своих…

Д.Б.: Судейская система героев Киплинга гораздо совершеннее нашей по определению. Она мне очень дорога. Их это: «Кто скажет слово?» И держать свое слово. Все эти системы были для меня очень важны в построении. Багира для меня существо, способное держать дистанцию, способное удерживать пространство в равновесии, поэтому они соединены в стереозвучании, потому что это вопрос целого мироздания. Оно не существует для меня в конкурирующей форме.

Д.Б.: Две одинаковые сущности не могут конкурировать.
Дм.Б.: Да. В этой двойственной целостности у меня сначала появляются ощущения, а потом объяснение. Я актер, потому могу найти мириады объяснений на любое ощущение. Мне режиссер дает какую-то задачу и только от меня зависит, найду я этому объяснение или нет. То есть Виктюк скажет: «Играй Федру», – и я потрачу три месяца на то, чтобы найти объяснение почему, что я должен сделать, чтобы это хоть сколько-нибудь стало логичным и точным, или понятным хотя бы для меня. Тогда я нахожу этого Духа, который вселяется в Федру, я ворую у Аллы Демидовой один диалог, где она одновременно разговаривает и как кормилица (басом), играя Диму Певцова, и как Федра. Я думаю, что могу пойти обратным ходом. У меня мой голос – это будет голос Духа, который в нее вселился и обольщает, а голос Федры будет ему ответом. Это попытка хоть как-то эту двойственность мужчина-женщина перепроявить в пространстве. Поэтому я сначала почувствовал Багиру, то есть увидел двух актрис, которые все это время сосуществовали не как подруги, а как единое целое. Я приходил и видел их на репетиции, на тренингах тогда еще.

Они всегда вместе даже если находятся в разных комнатах. Тогда я вдруг понял, что именно так я вижу эту Багиру. Потом я понял, что одна черная, а другая – рыжая. Что у леопарда именно эти два оттенка, а у пантеры тоже есть желтые подпалины. Вот эти два существа слились у меня в единый образ. Багира постоянно танцует со своей тенью. Плюс несколько раз Киплинг об этом говорит. Наступает такая фаза, когда она, например, приходит пьяная в джунгли. Этот момент берется в спектакль.

Она же пьяна от запахов, от этой гонки, от того, что она чувствовала страх. И в этот момент она раздваивается и танцует со своей тенью.

Д.Б.: И она все время в двух мирах?
Дм.Б.: Да. И она плюс к этому все-таки не смогла приблизиться к Маугли на расстояние близкой души.

Д.Б.: А ей это было нужно?
Дм.Б.: Хотелось. Ну всегда у Киплинга это чувствуется, что ей этого хочется. Она пытается ему сказать: «Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя…». Она чаще других это говорит. Даже странно, воин все-таки, но этот воин старательно пытается Маугли дообъяснить свою нежную любовь. Но я не смог бы поставить мужчину на эту роль по одной простой причине: либо это была банальность театра Виктюка, где мужчины играют женщин, а она не женщина у Киплинга, либо надо было бы тогда сменить имя. Нельзя назвать мужика «Багира» даже если он Bageerah. Нам это ничего не дает. Поэтому был найден такой ход – пространство – мне надо было выразить физическую величину относительно Маугли, когда она его обнимает. Для меня это божественная принадлежность. И поэтому, несмотря на то, что Багиры две, по ощущениям она одна. Это многоличие для меня уже относится к богам. Самый крупный среди них – Каа, Шерхан – огромное существо, отец Волк, мать Волчица.

Д.Б.: Шерхан постоянно хочет убить Маугли. То есть он такой Бог?
Дм.Б.: Ну да. У него функция такая. Нас Бог тоже хочет постоянно убить.

Д.Б.: Вы думаете, что это все-таки одна энергия?
Дм.Б.: Конечно.

Д.Б.: То есть, если мы соберем в единое существо Багиру, Балу, Шерхана и т.п., то это и будет, на Ваш взгляд, то, что мы называем Богом?
Дм.Б.: Можно сказать и так. Это пространственное исчисление. На этом основана нумерология, я абсолютно уверен в ее наличии.

Масоны очень серьезно относятся к нумерологии, а поскольку Киплинг был масоном, то для меня это тоже важно.

Система посвящения Маугли. У масонов есть ритуалы, когда ты постоянно проходишь их. Там есть слова «Я готов умереть за свою тайну», «Я готов умереть за ваш секрет», а потом тебя убивают. Тебя бьют молотком по лбу, ты падаешь в одеяло, тебя заворачивают, а потом, когда одеяло разворачивают – ты уже другой. Вот это египетское перерождение, разворот, вот такие ассоциации были для меня дороги. Я понимал, что реквизит в спектакле: мертвые головы, черепа, которые существуют со времен фильма Д. Джармуша «Мертвец», все эти громадные рога, которые возвышаются как татем над Маугли, необходимы.

Д.Б.: У вас еще есть клетки.
Дм.Б.: Ну клетки для Багиры знакомы. Она же существо, которое выросло в клетке.

Д.Б.: А для меня Багира – это тотальная свобода.
Дм.Б.: Багира выросла в княжеском зверинце. Это то из-за чего она знает людей, из-за чего она спасает Маугли. Она говорит: «Однажды я просто осознала, что я – пантера, что это не мое место. Одним ударом лапы я сбила этот глупый замок и вышла». Она та, кто осознала свою свободу тотально, поэтому она разговаривает свысока с волками. Они никогда не знали, что такое свобода. Для них свобода – это хаос. Они тут же начинают убивать, что-то воровать не по делу, подставлять своего вожака Акелу. И когда они второй раз уже приходят после убийства Шерхана с Маугли и Акелой, то волки говорят, что давайте снова нас возглавьте, на что Багира отвечает: «Нет, нельзя. Будете хорошей правильной стаей, будете опять сыты, опять взбеситесь. Это же свобода, которой вы так добивались. Ешьте же ее, о волки».

Она знает разницу, что такое свобода, и что такое соблюдение правил. То есть она соблюдает закон джунглей, верит в судейскую систему. По судейской системе проводит наказание Маугли. И здесь самое главное отличие от нашей родительской любви. Нам надо наказать для того, чтобы ребенок почувствовал вину, а по системе, которой пользуется Багира, Маугли сначала осознает свою вину, осознает справедливость наказания, а потом получает его. Это очень большая разница. Нам кажется, что пока мы не ударим ремнем, ребенок не поймет, что виноват, а тут Маугли говорит: «Бей». И это уже осознанное решение. Он говорит, что это справедливо. Десять шлепков, каждый из которых не разбудил бы даже детеныша Багиры, но для семилетнего мальчика это были побои, которых каждый хотел бы избежать. После этого Маугли ни слова не говоря встал, отряхнулся, залез на Багиру, уснул, и они поехали. Все.

Вот чем великолепен закон джунглей – после наказания сбрасываются все счеты. Тебе больше никогда об этом не напомнят и не будут этим попрекать.

Д.Б.: Получается, что ты прошел уже этот урок.
Дм.Б.: Именно. Ты его осознал, потом ты получил. Это как ты признаешь, и ты себя наказываешь. Ты ставишь себя в условия. При этом твоя совесть остается чистой. Вот это самое главное. Не забрасывать в ребенка все эти «виновности». Вина больше не осталась в Маугли. Ее там больше нет. Он ее признал, получил за нее. Все.

Д.Б.: То есть прошел этот урок и можно двигаться дальше.
Дм.Б.: Да. Это очень важное отличие. И я хотел проявить тот факт, что мы не такие. Что Шерхан не один из нас, что Багира не одна из. Они оба не из «стаи». Багира — на другом уровне осознания и выводит на другой уровень осознания Маугли. И когда Маугли не слышит ее увещеваний, когда она говорит: «Не забывай Хатхи. Он все-таки самый главный».

Д.Б.: Хатхи – это слон.
Дм.Б.: Да. «Я сделаю так, что он меня послушает». Но к этому времени Багира еще не понимает, что Маугли сам находится на другом уровне осознания. Он уже не убийца. Эмоционально для меня это было очень важно показать в спектакле, потому что в книге для меня это было принципиально важно. Маугли, который с легкостью мог буйволами раздавить эту деревню, всех своих джунглевых друзей-хищников собрать, и они вырезали бы начисто эту деревню. Сам мог бы участвовать в этой резне. Легко перерезать многих. Мы прекрасно понимаем, что он это мог бы. И он это не сделал.

Хотя он говорит, что кровь горит у меня во рту, запах крови женщины, которую они убили бы, если бы я ее не спас. «Запах ее крови горит у меня во рту, и только запах травы на пороге домов может заглушить запах крови». Он зверь, но зверь другого уровня. И он создает систему страха, огромную систему страха, при помощи которой он выдавливает людей из этой деревни.

Д.Б.: Как Вы думаете, почему он не поддался чувству мести?
Дм.Б.: Почему? В этой системе, которую я сейчас описываю, его тренировали. Он все-таки достойный ученик Багиры, достойный ученик Каа, достойный ученик Балу. Он все-таки тот, кто в первую очередь, Закон.

Вопрос в том, что наказание как вина, должно быть признано. Если просто их всех поубивать, они ничего не поймут. Вот когда их жрец сказал им: «Кажется мы прогневали какого-то Бога джунглей. По всему видно, что джунгли против нас», – вот эта фаза, когда они уйдут живыми в другую точку, там они будут помнить, что вот здесь они совершили ошибку. Будут или не будут, но Маугли все сделал для этого. Вот это для меня было очень важным. Могут ли люди понять. Но в большинстве, конечно, нет. Все что было позабудется. Но он сделал все для того, чтобы с ними это осознание произошло.

Д.Б.: Вот эта сила духа Маугли незримо читается не только в произведениях Киплинга, но и в других произведениях, когда речь идет о творцах, например, в спектакле, где Вы играете, «Рудольф Нуреев». Для меня была очень схожая параллель Маугли – Нуриев. Почему, на Ваш взгляд, не принимают творцов, талантливых людей?
Дм.Б.: Как же не принимают. С одной стороны, принимают. До Нуриева мало кто был в балетном мире. Мы же говорим о другом уровне одиночества. М. Монро, Далида, М.И. Цветаева… По этому поводу опять процитирую свою дочь. Даше тогда было 16 или 17 лет. Она сказала: «Солнце – очень большая звезда. Для нас более чем достаточная. Когда солнце погаснет, ничего не останется, просто погасшее солнце. Но есть звезды, в миллиарды раз больше, чем солнце. И вот когда они закончат свое существование, образуется черная дыра. Внутри таких огромных звезд уже есть предощущение черной дыры». Вот точно также с МакКуином (британский дизайнер), Цветаевой, Нуреевым, Монро. Мы будем перечислять этих самоубийц до бесконечности. Они, как и Врубель, та звезда, внутри которой заложена черная дыра. Вот поэтому и общество будет принимать.

Кто был принят больше, чем МакКуин, кто создавал более фантастические шоу, сколько красоты дал нам Маккуин. Почему он покончил собой? Что не принимали? Кто не принимает? Что внутри тебя не принимает этот мир? Это наиболее важные вопросы. Почему покончила собой красивейшая египтянка Далида? Почему? Для меня важен другой уровень героя. Не тот, которого не принимает мир. Мир его примет, а он все равно уйдет. Как у Киплинга написано в «Маугли»:

«Давно бы ушел, чтобы трогать и пробовать, чтобы видеть и слышать». Именно туда отпускает его Акела.

Это же финальная глава «Рыжие собаки», где Киплинг пишет, что у Маугли есть определенный долг, есть определенная сердечная привязанность к этому крику «…смотрите, смотрите, о волки». Всякий раз, когда он слышал это, у него сердце сжималось и, если бы не это, он давно бы ушел, чтобы трогать и пробовать, чтобы видеть и слышать новое. Его отпускает Акела. Он говорит: «Я умираю. Теперь ты спас всех. Долги уплачены. Уходи». И вопрос не в том, чтобы уйти к людям, вопрос в том, чтобы трогать и пробовать, чтобы видеть и слышать новое. Вот это самое главное, но теперь уже у него есть другая база, внутренняя, для того, чтобы это воспринять. Он не схватится за меч при первом конфликте. Вот это очень важно. Мы до сих пор не умеем это делать.

Д.Б.: В жертве, я сейчас о смерти Акелы, заложен рост Маугли?
Дм.Б.: Да. Мне очень хотелось показать момент, когда Каа обвиняет Акелу: «Ты, ты взял с него слово. Ты обрек его на смерть», не заня, что Маугли дал его сам, а Акела пытался его от этого отговорить. «Нет, ты взял». Каа говорит, что теперь я тоже скажу это слово, а Маугли его останавливает: «Нет, подожди. Умоляю тебя не делать этого». Для них это очень важная позиция – смертное слово.

Д.Б.: Эта жертва не только Маугли, но и мирозданию?
Дм.Б.: Да. «Я ничего не могу для вас сделать, кроме как дать вам себя убить, чтобы вы были избавлены от позора». Просто для меня это базовые позиции сейчас в этом мире. Убить брата, за которым нет вины.

Д.Б.: Это разная жертвенность. Бывает жертвенность из серии «бейте меня, бейте», а бывает жертва во благо.
Дм.Б.: Вторые — изначально благороднее. Основное качество того пространства – это благородство, поэтому для меня это рыцарство. Для меня они, как тамплиеры. Это система тамплиеров.

Среди нас тоже много предателей. Много тех, кто пользуется нашей системой для наживы, влияния. Из-за них наша организация считается не такой, какой она могла бы быть, поэтому, в данном случае, волки и кричат, что какой толк в слове, которое дано десять лет назад. Это отличие благородства.

Благородство – это распределение во времени, не только в пространстве. Пространство – это то, что позволяет тебе долгие годы соблюдать Кодекс.

Самое сложное – это существование во времени, продолжать соблюдать свой Кодекс. Побеждают те, кто соблюдает свой Кодекс. Побеждает Мохаммед Али, потому что есть Кодекс. Брюс Ли останется с нами, потому что есть Кодекс, а не сила, энергия, удар и т.д. Наличие его отличает Джексона. Танцующих классно очень много, а людей, наделенных Кодексом – Нуреев, Барышников… Какой-то Кодекс самураев, в чем бы он не заключался, он должен быть. Хотя никто не должен, но когда Кодекс есть, человек остается во времени, с нами. Не зависимо жив он или мертв. Наличие Кодекса завершает тему. Я за эту жертвенность.

Д.Б.: На Ваш взгляд, будет ли в дальнейшем актуален этот архитип Маугли?
Дм.Б.: Надеюсь, да, хотя он не так уж актуален изначально. Мы же его трансформировали в Тарзана.

Д.Б.: Я никогда не ассоциировала Маугли с Тарзаном.
Дм.Б.: Я тоже. Но, к сожалению, это стало важным. Это важное отличие. Если вы посмотрите фильмы, диснеевские чудесные мультики, то там о Кодексе речь не идет. Ему было просто кайфово в джунглях, поэтому не такой это актуальный тип. К счастью для нас, всегда будут эти жертвы, кто был убит нами и возродился… Молодое поколение уже может не помнить о них, но именно у них, у великих, я бы посоветовал учиться.

Беседовала Даша Богачкина

Фото интервью: Яна Козырева

Фото спектакля: Мария Щербакова, Полина Королева

Редакция «Тактики и практики» благодарит Театр Романа Виктюка за предоставленные фотоматериалы и плодотворное сотрудничество!

Читать еще

Однажды на собеседовании…

Собеседование… Само слово звучит интригующе, но как вести себя, когда оно идет совсем не так, как ты планировал? «ТиП» узнали самые необычные истории о поиске работы.

Марина: У меня даже две истории. Первую назову «Кадровое агентство». Итак… Мой собеседник – руководитель агентства, расположенного в небольшой комнате на восьмом этаже бизнес-центра. В комнате душно, играет довольно громкая музыка, сотрудники говорят по телефону с кандидатами, а мы — общаемся.

Сначала руководитель, внешне напоминающий Джафара, изучал мой паспорт. Пусть так будет — Джафар.

Джафар: На Речном вокзале живете? Как добирались?
Марина: Вообще-то, сейчас живу на Октябрьском поле, добралась легко.
Д.: А вчера где жили?
М.:
Д.: Ну, сегодня на Октябрьском поле, а вчера? А завтра где будете?

Потом спросил о семейном положении, о детях, и почему до сих пор их нет. Дальше пошла в ход трудовая книжка. Здесь его взгляд зацепился за промежуток между окончанием последней работы и текущим моментом. Целых пять месяцев. Чем я в это время занималась, а?

М.: Вышла замуж, путешествовали.
Д.: Весь мир объехали, да?
М.: Нет, оставили немного на будущее.

Потом заговорили о том, чем я хочу заниматься. Сказала, что планирую в кадровое агентство, потому что здесь интересно, всегда новые вакансии, люди и профессии. Он что-то сказал про телевизор, а я ляпнула, что у меня его нет. В ответ получила лекцию о том, что рекрутеры — люди, и наши клиенты составляют систему, изменения каждого члена которой оказывает влияние на всех остальных, а окружает их социум. И, наемщик, во-первых, должен всегда быть в курсе происходящего в мире, а, во-вторых, не имеет права выбиваться из социума. Выступление сопровождалась рисованием схемы на полях моего резюме.

Это, конечно, интересно, но какое отношение имеет к собеседованию?

Потом он спросил о том, какие у меня есть вопросы. Они были записаны, но пока я доставала тетрадь, он спросил: «Нельзя ли без записей?»

М.: Нельзя.
Д.: Ладно, давайте три вопроса.

М.: У меня их больше. Какие условия у вас с клиентами, сколько платят за закрытую вакансию?
Д.: Как моя левая пятка захочет. Один будет сто тысяч получать, второй сто тысяч, плюс премии, плюс бонусы… Со всеми по-разному

М.: А какой процент с закрытой вакансии получает рекрутер?
Д.: По-разному, в зависимости от стоимости данной вакансии.

М.: Ну, а в итоге среднемесячный заработок рекрутера примерно какой? Как я могу рассчитать свою будущую зарплату?
Д.: А Вы ее никак не рассчитаете. Сегодня у Вас эйфория, Вы много вакансий закрыли, много денег получили. Потом Вы в трансе, закрытий нет. Потом Вам снова весело, и закрытия есть. Потом Вам грустно… потом весело… — Джафар чертит график поверх текста резюме, — И только через год Вы устаканитесь и будет понятно, какая у Вас среднемесячная з/п.

Задаю еще несколько вопросов. От духоты и музыки начинает болеть голова, ехидная физиономия Джафара и его иронично-фамильярные манеры, а так же отсутствие четких ответов на мои вопросы убеждают меня в том, что работать я здесь не буду. Напоследок он спрашивает о моем решении. Я говорю, что мне надо подумать, так как перспектива получать пятнадцать тысяч, если нет закрытий, меня не радует. На что он отвечает, что если я буду получать пятнадцать тысяч, то у него мне делать нечего. На том и попрощались.

И вторая история. Назовем ее «Гимназия, или нет времени объяснять!» В назначенное время вхожу в кабинет отдела кадров, сажусь к столу начальницы (Н.). Она пролистывает мое резюме и говорит:

Н.: Не знаю, правда, зачем я Вас пригласила…
М.: В смысле? Нашли уже кого-то?
Н.: Нет, в этом случае я бы Вам сразу отказала.

Пауза. Начальница звонит кому-то и говорит в трубку:
Н.: Без Вас разговаривать не буду. Резюме у нее так себе, четыре года в школе, потом четыре года непонятно чем занималась, кадровое агентство, помощник менеджера. Ну, раз напросилась, давай побеседуем.

Это так начальница говорила обо мне с руководителем психолого-педагогической службы гимназии. Пока мы ждали мадам руководительницу, я попыталась выяснить, что ждет психолога в этом заведении.

М.: Какие задачи будут стоять перед сотрудником?
Н.: Что значит, какие задачи? Задача у нас одна — психологическое состояние ребенка.
М.: А обязанности?
Н.: Вам что, должностную инструкцию прочитать?

Пришла руководительница службы, на вид довольно приятная женщина. Разговор ее со мной длился очень недолго. Они рассказали, что психолога ищут на старшую и младшую школы, что все 36 часов работы – присутственные, а методический день – суббота, но если в этот день назначено какое-то мероприятие, то мне надо там быть. После чего меня попросили на пять минут выйти и дать им поговорить наедине. Когда из кабинета вышла руководительница службы, она сказала, что у них вечером еще кандидат, свое решение они скажут завтра или через день, а сейчас ей нужно бежать на совещание. По пути вниз я попыталась выяснить хоть что-то о работе. Например, сколько психологов на младшей школе. В ответ услышала, что психолог будет один, первых классов семь, и вообще, я могу посмотреть их сайт, а говорить подробно, во-первых, нет времени, а, во-вторых, нет смысла, раз они еще не приняли решение.

«До свидания», — что еще могла сказать?

 

Вероника: Я нашла вакансию на должность ассистента руководителя на «HeadHunter». Зарплата была первой ловушкой: от 70 000 рублей, опыт работы не требовался, график гибкий. Требования: знания КП, поддержка и ведение рабочего дня руководителя, подготовка совещаний и встреч, знание английского, но самое интересное из всего списка – лояльное отношение к поручениям руководителя и безоговорочное их исполнение. Я отправила им резюме, через пару дней со мной связалась девушка, которая попросила скинуть мою фотографию на почту. На следующий день мне опять позвонили и пригласили на собеседование. На переговорах была эта девушка. Сначала она мне задавала стандартные вопросы: где работала, на кого учусь, смогу ли совмещать работу с учебой, даже спросила: «Сколько часов сна Вам нужно?»

Дальше начала задавать вопросы личного характера: есть ли молодой человек, замужем ли, с кем живу, могу ли я хранить конфиденциальную информацию и так далее. После долго расспроса девушка озвучила, что их руководителю нужен не только помощник в бизнесе, но и в личной жизни… Я сказала, что мне нужно подумать, хотя я прекрасно понимала, что работать здесь не буду. Вечером мне лично позвонил руководитель, просил согласиться на их вакансию. Я, конечно же, отказалась.

 

Ирина: В один прекрасный день меня пригласили на собеседование. Я приехала в назначенное место. Несмотря на то, что я приехала вовремя, я оказалась в непредвиденных обстоятельствах. Мало того, что никто не встретил, так еще мне начала грубить охрана со словами : «Раньше нужно было приезжать, офис закрыт, ваши проблемы». В итоге, меня пропустили, и мне навстречу вышла девушка, которая была генеральным директором. Допустим, ее звали Оксана. Со мной она решила не здороваться.

Что касается самого собеседования, на мой взгляд, она повела себя непрофессионально: плохо отзывалась о своих бывших сотрудниках, молодые девушки в ее глазах глупые, никто ей в подметки не годиться и т.д. Каждый месяц она меняет себе компаньона, так как пытается найти человека по духу, но ее никто не устраивает. Задавать мне вопросы она не спешила, потому что, оказывается, я должна была заняться саморекламой.

По факту, на меня просто давили, еще и по внешнему виду прошлись. По ее мнению, я была в непотребном внешнем виде, хотя на мне был белых верх и черный низ, куртка и красные кроссовки, никаких рваных джинс и маек. Дальше мне начали рассказывать, чем я должна заниматься в их клиентском сервисе. С ними работают «серьезные люди», с которыми мне выпадет шанс увидеться. За небольшую зарплату я должна буду пахать, как лошадь и унижаться перед клиентами.

В итоге, Оксана мне сказала, что ей понравилась я и еще три девушки. Она всем дала задание на следующий день: расшифровать двенадцать видеороликов на английском языке, написать десять преимуществ их агенства, перерайтить четыре страницы текста, сделать переводы, которые обычно делаются за пять дней, но это все нам нужно было сделать за ночь. Естественно, я сразу отказалась.

 

Чудеса на виражах, правда? Конечно, устройство на работу мечты требует времени. И после каждой неудачной попытки хочется выйти в окно — (шутим) — вывести формулу идеального собеседования. Но не всегда причина поражения в нас. Если бы в этом мире все было по плану, мы бы сошли сума от скуки. Редакция «Тактики и Практики» желает вам не теряться и помнить, что после падения есть прекрасная площадка для разгона на взлет.

Фото на главной plixs.com (Engin_Akyurt)

Редакция «Тактики и практики» благодарит всех героев за помощь в создании материала.

Читать еще

Доброй охоты! Всем нам

В ноябре 2017 г. в театре Романа Виктюка поставили «Маугли. Доброй охоты!». Спектакль создан по мотивам произведения Киплинга «Книга Джунглей» и приправлен огромной порцией символизма и мистицизма. Основная его тема – человек внутри социума. Свой среди чужих, чужой среди своих.

Маугли – абсолютно гармоничен в своем «Я», при этом сложно воспринимается окружающими. С одной стороны, его не любят, с другой – к нему тянутся и обожают.

Вторая линия героя – это «нет пророка в своем отечестве». Маугли абсолютно любим и уважаем посторонними богами и тотемами: Багира, Каа, Балу, но при этом его не принимает стая, тоже самое происходит и в стае «человеческой». С режиссером спектакля Дмитрием Бозиным, Заслуженным артистом России и ведущим актером театра мы обсудили главного героя.

Даша Богачкина: Здравствуйте, Дмитрий. Это ваша первая режиссерская работа? Почему именно «Маугли»?
Дмитрий Бозин: Выбор был Романа Григорьевича. Он спросил меня, какие произведения я мог бы предложить для постановки с молодыми актерами театра. У меня было три предложения: М. Цветаева «Царь-девица», Ф.Г. Лорка «Когда пройдет пять лет» и Р. Киплинг «Маугли». Из этого Роман Григорьевич выбрал «Маугли», предполагая, судя по всему, детский спектакль и то, что актеры будут лазать, бегать и т.д. Думаю, что именно этим обуславливается его выбор, как художественного руководителя театра. Он же привел мне для сотрудничества художника спектакля Ефима Борисовича Руах, и он же, увидев, что у меня очень много связано с вокалом и голосоведением, привел мне и замечательную Олесю Манжа, которая впоследствии села за клавиши.

Она пришла к нам как хормейстер, но оказалось, что она потрясающий композитор, великолепно ощущает пространство, и она села за живой инструмент прямо во время спектакля.

Я счастлив, потому что с Ефимом Борисовичем мы сотрудничаем в другом проекте – «Орфей и Эвридика» – в театре Луны. Я знаю его не только как очень грамотного и талантливого художника. Он великолепный фантазер, замечательно работает с человеческим телом, поэтому его эскизы всегда потрясающие. Они показывают как артисту надо двигаться. К счастью для нас всех он оказался высочайшим профессионалом, великолепно «разобрал», разложил все мои пирамиды в чертежную точность. Это стало нам большим подспорьем, так что не было никакого моего выбора. Не было у Дмитрия Бозина никакой мечты поставить «Маугли».

Д.Б.: А что было?
Дм.Б.: Была моя работа с этой книгой, мое многолетнее сотрудничество, было мое вдохновение от этого произведения. Я большинству своих персонажей отдал все черты героев этой книги, то есть, если Воланд – то это Каа, если Соланж – то это Багира.

У меня у самого было прозвище Маугли. Не я его себе придумал, оно за мной закрепилось с детства.

Люди обо всех моих действиях на веревках, канатах, лестницах говорили, что я двигаюсь, как Маугли или Тарзан. Для них это было одно и тоже, хотя для меня они принципиально разные.

Д.Б.: Учитывая Ваш опыт общения с книгой, и посмотрев спектакль, нельзя не заметить, что у Маугли есть некая жертвенность.
Дм.Б.: Да, у героя она есть всегда.

Д.Б.: Сталкиваетесь ли Вы с этим понятием в жизни? Насколько оно Вам близко?
Дм.Б.: Если предположить, что на определенном этапе ты целиком и полностью извлекаешь из своего профессионального лексикона понятие «карьера», видя за этим медийную узнаваемость, выбирая ремесло, то, наверное, «что-то героическое в этом есть». В данном случае, определенную жертву я много лет назад принес. Я понимал, что мне придется сделать этот выбор, я его сделал. Плюс я хорошо понимал, что люди будут задавать вопросы типа: «Зачем вы это делаете?», «Неужели вы думаете, что людям это интересно?», «Неужели вам хочется читать им эти стихи?», «Неужели вы их хотите уводить куда-то в другие территории?», «Где эти территории, о которых вы говорите? Мы их не знаем» и т.д. и т.п. Эти вопросы тебя будут преследовать всю жизнь, и определенная прометейственность в этом тоже есть. Все время кто-то тебя будет клевать и не только в печень.

Д.Б.: То есть Вы сделали выбор в сторону актерского «ремесла», а не «личного бренда»? Я правильно понимаю?
Дм.Б.: В какой-то степени да, хотя ремесло сейчас очень качественное.

Д.Б.: Почему в Вашем прочтении «жертвенность» есть только у Маугли, а у других значимых персонажей (Балу, Багиры, Каа) ее нет?
Дм.Б.: Вы не называете Акелу, у которого тоже есть жертвенность. В данном случае, мы говорим о сторонних для стаи богах, до них нам (стае) нет дела.

Д.Б.: Что Вы понимаете под сторонними богами?
Дм.Б.: Давайте проведем параллель: у нас же есть вопросы к Христу, а к Будде вопросов нет. Мы с Вами лично ведем беседу только с одним, тем, кто ближе, даже не с самим Богом, а с его сыном. С Маугли в этом смысле также. Он, как у греков Прометей. Пришел от Бога, принес что-то, что нужно стае, но не то, что хотелось бы совсем и т.д. Поэтому стая или человеческое сообщество довольно легко принимает тех, кто пришел со стороны. Мы тоже это делаем. Каждый раз, когда кто-то что-то нам говорит со стороны, мы это принимаем.

Для Маугли это Боги, пришедшие издалека. Это мое восприятие этой книги. Для меня Багира, Балу и Каа – это Боги, пришедшие даже с других континентов.

Для меня Каа – это ацтек, Багира – это древний Египет, культура Балу – это индейцы со всеми их знаниями о корнях, знаках природы, неспешности в ответах, вернее ожидание того, что ты сам придешь к ответу.

Д.Б.: А Маугли?
Дм.Б.: Маугли не знает, как и всякий вошедший в это свежим. Голый человек вошел в мир джунглей. Они говорят: «Он пришел к нам совсем голый, один, ночью и не боялся». Один. Нигде не говорится о родителях Маугли. Сказано просто, что они убежали. Все. Нет никакой привязки этого героя к чему-либо. В данном случае, это не случайные вещи. Киплинг не забрасывает это просто так. Он все равно не совсем наш.

Д.Б.: Но все же Киплинг не преподносит Маугли как миссию. Он абсолютно земной.
Дм.Б.: Относительно земной. В нем изначально заложена какая-то другая земная энергия. У нас таких людей почти нет. Его княжеский отказ, когда он приходит к кобре и забирает у нее красивую вещицу, изукрашенную камнями. Его реакция на нее – зачем? Красиво. Блестит. Согласен, но неудобно. Вот у меня нож с деревянной ручкой, гораздо удобнее. И когда Багира ему шаг за шагом показывает скольких людей убила эта штука, сколько людей убили вокруг друг друга ради этих десяти камешков, он не говорит: «А… так это очень ценная вещь. Пойду продам ее и стану богатым человеком». Маугли идет обратно к этой кобре, швыряет эту штуку и говорит, чтобы она нашла кого-то помоложе, с хорошим ядом, чтобы лучше защищать это место, так как оно очень опасно.

Кто из нас так поступает? Никто. Нет таких. Поэтому Маугли не один из нас. Поэтому я беру Маугли как физическую энергетическую субстанцию. Он не человек в полном понимании человечества. Он не делает выводы, которые делают люди. Поэтому у меня его может сыграть Маша Михайлец. И не потому, что она женщина. Никто из женщин театра не смог бы больше сыграть Маугли, или очень немного кто.

Я только потом узнал, что Маша кандидат в мастера спорта по этим канатам, но я сначала увидел потрясающе красивого индийского мальчика. Потом я услышал ее голос, потом я увидел, как она двигается, ее постоянный внутренний юмор. Мне всегда нравится, когда идет второй, третий спектакль, и герои, немного расслабившись, начинают контактировать друг с другом. Маша смеется прям внутри спектакля. Для меня это всегда важно –
умение актера импровизировать. Это ее уникальное дарование, уникальность ее природы, при том, что абсолютно не надо отказываться от своей женской сути. Она остается красивой женщиной с красивым голосом. В ней слышатся мальчишеские нотки, но они наполнены ее харизмой. Возникает «тягучесть». У Маугли она есть. Я смотрел мальчишек на этого персонажа и понимал, что нет в голосе тягучести, джунгливой природы. В голосе Маши она есть. Это замечательно.

Еще одним актером театра Виктюка, которому открылся поток Маугли, стал Иван Иванович – удивительно стихийный и поэтичный.

Он сумел ощутить и проявить многие подспудные течения и страстные вихри своего персонажа, и тело его перетекает так, как будто оно все время существует на границе зыбких реальностей. Я как режиссер всей душой рад его непрекращающимся импровизациям.

Д.Б.: Вернемся к женщинам-спортсменам. У них, как мне кажется, есть внутри стержень, сталь, чего нет в других профессиях. Но у актеров – не всегда есть эта «сталь» и необходимый жизненный опыт. В связи с этим вопрос как к режиссеру, имеющему актерский опыт: всегда ли актер понимает и осознает, что он играет на сцене, или он может «словить» эмоцию и выполнить задачу, поставленную режиссером? У вас очень молодые актеры, у которых вряд ли этот богатый опыт есть.
Дм.Б.: В данном случае человек должен напитываться литературой, а жизненный опыт не так уж и много может предложить, все-таки у нас нет войны.

Надеюсь, что жизнь не заставит приобретать такой опыт, такое приобщение к великой темной силе, к некоему Саурону, поэтому мы можем извлекать опыт из музыки, книг, воспоминаний людей. Актеры физиологически могут быть к этому присоединены. Во всяком случае, наблюдая сейчас работу Димы Тадтаева в Балу, и Антона Данеленко в Акеле… они чуть старше других, видно, что они очень быстро и точно осознают, погружаясь в пропасть своей чуть взрослости относительно остальных, превращая это в свое знание. Это очень интересно наблюдать: вроде небольшая разница в возрасте, но она чувствуется. Даже не знаешь, почему так происходит.

Например, моя дочь Даша, непонятно почему, будучи в возрасте восьми лет, вдруг начала с нами разговаривать несколько свысока. Возможно, мы когда-то этим восхитились. Не знаю, но однажды она пришла к мануальному терапевту, который стал с ней разговаривать как со взрослой на профессиональном языке. Когда он ненадолго вышел из кабинета, она сказала: «Ну, кажется, он понял, что я умный ребенок». В этом смысле, не всегда должен быть реальный опыт, есть еще способность человека транслировать разум, транслировать свое энергетическое превосходство, свою силу, знания, к которым ты подключен. Это не всегда именно твое знание, более того, своего знания никогда не хватит, сколько бы тебе не было лет. Сейчас мне 45, но я все равно не Балу, все равно не Каа, но я могу знать о Каа, я могу быть подключенным к его энергии.

Если вы окажетесь в Мексике, на Кубе или в Индии, вам может посчастливится встретить людей, которые будут транслировать вам этот покой, транслировать вам это знание… Это не их знание, вы просто будете видеть, что они подключены к огромному пласту чего-то, и вы в момент контакта с ним находитесь тоже в этом поле. Это не совсем его поле. В данном случае, актеров чаще всего выбирают по этой способности подключиться к подобным полям. До тех пор, пока актер играет только в «предлагаемых обстоятельствах», мне скучно, мне не интересно, особенно когда такие люди начинают Калигулу играть. Ну это просто перетерпеть. Откуда, с чего ты взял, что мне интересно, и я готов, как зритель, два часа на тебя смотреть и буду думать, что Калигула – добрый мальчик, который на кого-то рассердился за то, что у него убили сестру? Куда более интересны люди, которые действительно хотят отдать себя другому знанию, знанию режиссера. Режиссеры, особенно талантливые, с которыми я знаком, хотят, чтобы ты заговорил с эпохой, со своим персонажем, с чем-то, связанным с этой литературой, живописью, скульптурой, с чем-то, совсем другим. Задача режиссера в том, чтобы ты ушел туда, а не в том, чтобы ты два часа выполнял некую задачу режиссера. Задача в том, чтобы тебя тут не было, чтобы здесь была эпоха, здесь были разные миры.

Д.Б.: Выйти за границы своего тела…
Дм.Б.: Да, да. В этом задача режиссера. А ходить по кругу – не задача режиссера, ходить друг за другом по цепочке – не задача режиссера. Это рисунок спектакля. Например, задача режиссера, чтобы Багиры было не две, а одна.

Д.Б.: Но у вас их две.
Дм.Б.: Она одна.

Д.Б.: По ощущениям, она одна.
Дм.Б.: Так и должно быть. Для меня это и есть задача режиссера. Отвечая на ваш вопрос, почему две Багиры… я просто очень хочу прикоснуться к этому произведению.

Это едва ли не самая сложная задача режиссера. Мы, русские, находимся в таком положении, что переводчики подарили нам женщину-Багиру, хотя у Киплинга это мужчина.

Д.Б.: Она и в голливудском фильме мужчина.
Дм.Б.: Да она везде мужчина, и в диснеевском мультфильме тоже. Послушайте, как она разговаривает. Это же мужской голос. Вы слышали без дублежа «Книгу джунглей»? Там Багира – ягуар, он все время рычит, хотя у Киплинга написано, что голос у него тек как мед.

Д.Б.: В Багире действительно четко читается Египет и первая ассоциация – это Анк.
Дм.Б.: Именно. Он раскрывается таким образом, что это очень опасный воин, который разговаривает очень вежливо, на редкость даже ласково. Все знают, какие у него когти, какая у него скорость действия, но он всегда держит дистанцию, всегда ведет переговоры перед тем как. Гениальный момент, когда Маугли вытаскивают от бандерлогов и Багира ему говорит, что мы из-за тебя пострадали, отказались с Балу от охоты. Мы сейчас покалечены и долгое время не сможем нормально охотиться. Ему шкуру повредили. У Киплинга это мужик, он говорит сурово. На что Маугли говорит: «Да, я виноват. Простите меня». «Балу, что по этому поводу говорит закон джунглей? Горе не мешает наказанию. Что ты по этому поводу думаешь, маленький брат?» «Я думаю – это справедливо».

Д.Б.: У ягуаров это в природе?
Дм.Б.: Мне профессиональные охотники говорили, что дикое животное никогда не начнет драки. Никогда первым не атакует. В лесу медицины нет. Санитар леса – это убить подранка. У них нет возможности себя восстановить после серьезной драки. Они истекают кровью и умирают. У них нет перевязочных материалов, нет обеззараживающих средств кроме языка. Поэтому у них другое отношение к этике. Мы наносим раны одну за другой – залечим. Сходим к психоаналитику, в больницу пойдем – ничего страшного. Мы бестактны по отношению друг к другу, потому что развили систему реабилитации. У них такого нет, поэтому тактичность – основа их существования. Для меня это было очень важно в построении мироздания.

Продолжение следует…

Беседовала Даша Богачкина

Фото: Яна Козырева

Редакция «Тактики и практики» благодарит Театр Романа Виктюка за предоставленные фотоматериалы и плодотворное сотрудничество!

Читать еще

Усатый перелет

Животные и маленькие дети очень похожи. Безусловно, перевозка питомца в другую страну требует определенной подготовки.

Во-первых, необходимо приучить животное к переноске. И делать это надо заранее, а не за три дня до отъезда. Животное должно знать, что переноска — это его домик, в котором комфортно и не страшно. Животное приучено к переноске тогда, когда с удовольствием заходит в нее, виляя хвостом, а не поджав его.

При выборе переноски стоит учитывать размер. Она должен позволить питомцу не только лежать и сидеть, но и стоять, разворачиваться.

Во-вторых, не забудьте узнать, есть ли в другой стране тот корм, которым вы кормите питомца. Если нет, необходимо взять корм с собой (если уезжаете на короткий период). Если вы уезжаете надолго или у вас крупный пес, то важно заранее перевести животное на тот корм, который есть в наличии в той стране, куда вы держите путь. Помните, если собаку резко перевести на другие корма, могут развиться различные недуги – от СРК до панкреатита и гастроэнтерита.

В третьих, не оставляйте собаку одну сразу по приезду в новый дом.

Животное должно осмотреться, принюхаться и убедиться, что этот дом не менее безопасный, чем его основной. Для этого первые часы хозяин должен быть рядом.

Ну и напоследок, чтобы пес не переживал, не забудьте показать ему все подготовленные документы! А именно: паспорт со всеми необходимыми отметками о дегельментизациии и прививках, а также ветеринарный сертификат, который выписывается не ранее чем за пять дней до отъезда.

Читать еще

ОБЪЕКТИВная благотворительность

30 марта в Москве состоится старт фотоконкурса «ОБЪЕКТИВная благотворительность» и третье занятие Школы визуальных коммуникаций.

ТАЙМЛАЙН:

15:00 — 18:00 Старт фотоконкурса «ОБЪЕКТИВная благотворительность».
Приветственные слова партнеров проекта, установочный семинар для участников фотоконкурса.

Александр Ткаченко, председатель Комиссии по вопросам благотворительности, гражданскому просвещению и социальной ответственности Общественной палаты Российской Федерации.
Елена Тополева-Солдунова, председатель Комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО.
Александра Александрова, председатель Комитет аобщественных связей города Москвы.
Анна Сошинская, президент фонда Амвэй «В ответе за будущее».
Александра Болдырева, директор АГО «Форум Доноров».
Мария Красникова, директор фонда «Искусство, наука и спорт».
Екатерина Кочнева, руководитель направления «Благотворительность» ВКонтакте.
Андрей Паламарчук, главный редактор «National Geographic Россия».
Виталий Лейбин, главный редактор журнала «Русский репортер».
Игорь Цыкунов, руководитель спецпроектов АГО «Форум Доноров».

15:50 – 16:50 Мастер-класс «0,12 минут внимания и сколько нужно минут сопереживания. Как вовлечь в решение вашей проблемы».
Александр Алексеев, главный креативный директор MediaArts, генеральный директор агентства BE.MA., президент клуба арт-директоров России ADCR.

17:00 – 18:00 Мастер-класс «Расскажите о себе, покажите себя. Уроки конкурса «ОБЪЕКТИВная благотворительность»
Андрей Паламарчук, главный редактор «National Geographic Россия».

Дата: 30 марта.
Время: 15:00 -18:00
Место: ОП РФ (Москва, Миусская пл., д.7, стр.1)
Регистрация по ссылке

Проект «ОБЪЕКТИВная благотворительность. 2.0» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы.

Читать еще

Бытовой комфорт и антисанитария

Однажды я шла по лесу и познакомилась с врачом-психиатром. Звучит на грани фола, но тем не менее, это факт. Самые интересные встречи происходят именно так. Случайно, значимо и безвозвратно.

Приехав в Индию, поначалу мы испытали «легкий шок» от пофигизма туроператора, а связано это было прежде всего с тем, что выбранное месторасположение, мягко скажем, не сильно совпадало с выбранной картинкой, а если говорить более конкретно, то просто-напросто, это были фото соседнего отеля. После всех перипетий было принято решение плыть по течению, как можно дальше и дольше, принимать, и не строить планов. Переваривая эти мысли, мы зашли в кафе нашего злополучного гест-хауза и услышали русскую речь.

Позже я спустилась на «поговорить», как оказалась, со своим будущим проводником в мир «антисанитарии» и не совсем туристической Индии. Справедливости ради замечу, что меня всегда привлекают люди, увлеченные своим делом. Наталья показалась мне именно такой.

Наталья Шеховцова – гид. На ГОА оказалась волей судеб и по зову сердца. Поработав на гос. службе, Наталья решила, что дело должно быть по душе и выбрала профессию гида и переводчика.

Даша Богачкина: У меня немного странная история с Индией. Честно сказать, я не собиралась сюда ехать, но получилось так, что посмотрела спектакль «Маугли» и через несколько дней забронировала тур.
Наталья Шеховцева: Тут всегда так. Кстати, Вы знаете, что по легенде считается, что Киплинг «Книгу Джунглей» писал о Хампи?
Будь Вы обычным туристом, я бы продала Вам тур, но поскольку Вы в это представление не вписываетесь, я бы предложила купить билеты на слипер-бас и поехать самим. Если поедете с экскурсией, Вам не о чем будет писать. Возможно, я смогу поехать с Вами.
Д.Б.: Признаюсь, для меня это предложение звучит весьма заманчиво, но вот моя подруга второй день в шоке от гест-хауса и, честно сказать, я даже не знаю, как она отреагирует…

Обменявшись контактами с Натальей, я пошла договариваться с Ириной, которая уже второй день пребывала в драме.

Д.Б.: Ира, поехали. Мы уже тут и туроператор положил на нас болт.
Ирина Фомичева: А вдруг там грязь?
Д.Б.: Конечно, грязь! Тут везде грязь. И вот сейчас лучше не поднимай голову и не смотри на вентилятор. Это даже не общегородской автобус, а спальный автобус с отдельными билетами. Кстати, не самыми дешевыми.

И.Ф.: Нет ну не тут же нам сидеть?!
Д.Б.: Вооот!

Так я уговорила Иру и мы поехали в Хампи с нашей Наташей. Надо сказать, Наташе глянулись «Тактики и практики» своей идеей о вдохновении, поэтому у нас завязалось своеобразное сотрудничество. В переводе на понятный язык, Наташа прониклась к «Тактикам и практикам» и согласилась показать мне Хампи, а я в свою очередь решила, что может получиться интересный материал.

Надо сказать слипер-бас порадовал не только меня, но и Ирину.

Д.Б.: Я считаю, очень удобно: задернул шторку и ты в домике.
И.Ф.: Да, почему у нас такие не ходят.

Мы разползлись по своим местам и в общем-то уже спали, пока нас не разбудили крики одного из водителей: «Динар, динар, динар!!!»

Мы и вся немалая европейская часть автобуса долго пытались врубиться о каких «динарах» речь и кто кому должен. Динаром в итоге оказался diner, то есть ужин. Мы послушно вышли из автобуса перекусить и оказались за одним столом с молодой парой — Олесей и Денисом. Позже ребята присоединились к нам на экскурсии.

До Хоспета, ближайшего города к Хампи, мы доехали примерно в 08:00 и уже оттуда добирались до Хампи.

Оказывается, профессиональный путь гида весьма тернист: несмотря на кажущуюся востребованность специалистов, удержаться в профессии не так уж легко. Новый выбор — это всегда новые препятствия и новые преодоления, но ведь если ты понимаешь, что это «твое» можно же потерпеть, правда?

Д.Б.: Наташа, что тебе больше нравится: группы или индивидуальные туры?
Н.Ш.: Конечно, индивидуальные! Скажу тебе честно, я всегда молюсь, чтобы мне достались интересные путешественники! Я всегда учусь у людей чему-то новому…

Д.Б.: А что особенно нравится?
Н.Ш.: Конечно возможность больше узнать и больше рассказать. Плюс всегда можно сформировать маршрут, который будет интереснее чем групповой.

Д.Б.: Соглашусь, это всегда намного интереснее! Может быть, в этом и есть твоя новая ступень?
Н.Ш.: Почему бы и да!

У меня несколько раз случались такие «переходы» от одного уровня своей работы к другому. И каждый раз этот переход складывался очень непросто. Но я заметила одну удивительную закономерность: каждый раз, когда это происходило, что-то плодотворное получалось лишь в тех случаях, когда обеим сторонам было интересно что-то сделать и только тогда, когда обе стороны вложились, не обязательно деньгами, но делами. Либо, когда ты сам искренне помогаешь. Может быть в этом и есть своеобразный «секрет успеха»? Когда помогая кому-то, участвуя в чем-то, ты понимаешь что эта помощь нужна и тебе самому? Мы заходили на территорию храмового комплекса Хампи, на мой взгляд у нас получился весьма гармоничный союз…

Лариса Пыжьянова, психолог:
Прочитала недавно мнение, что универсальное правило человеческой природы во всех культурах состоит в том, что когда кто-то дает вам что-нибудь, он ожидает чего-нибудь взамен. И задумалась, а может правда? Ведь ребенка с раннего детства учат благодарить за подарки, потом дарить подарки в ответ. Стыдят, если он этого не делает. «Ты не благодарный!» — прямо универсальная пощечина, способная надолго погрузить в чувство вины или обиды. И глядишь, куда подевалась светлая детская радость от ожидания подарка, и радость от того, что даришь что-то сам, чем-то помогаешь другому. Вместо этого появляется внутреннее напряжение и включается счетчик: кто кому больше должен.

Да, есть те, кто искренне считает: «Кто людям помогает, тот тратит время зря!» Сделав что-то для вас, они уверены, что купили вашу свободу, что теперь вы им должны, словно они свое «доброе дело» в банк под проценты положили.

Но давайте признаем, что все же мы намного сложнее и глубже, что нам свойственно бескорыстие и милосердие. Уверена, практически у каждого есть это в опыте. Вспомните, какую внутреннюю свободу и радость обретаешь, когда искренне, от глубинного светлого посыла что-то доброе делаешь для другого. И ничего не ждешь взамен, потому что твой поступок – это уже твоя награда.

К счастью, «баш на баш» — это не универсальное правило человеческих отношений, пока есть закон любви. Просто надо чаще себе об этом напоминать.

Читать еще

Профессия: космонавт

В конце ноября, мы провели наш ежемесячный лекторий о профессиях. В этот раз у нас был особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Даша Богачкина: Здравствуйте. Сегодня у нас в гостях Герой России, космонавт Юрий Павлович Гидзенко. Скажите, пожалуйста, с чего все начиналось? Как Вы пришли в профессию?
Юрий Гидзенко: Все профессии начинаются с детства, с детских интересов, увлечений. Я из семьи кадрового военного. Отец – профессиональный танкист, служил на Дальнем Востоке, в Венгрии, Молдавии. Я его мало видел, но для меня он был хорошим примером, поэтому иной жизни, как жизнь кадрового офицера, я и не представлял. Но в седьмом классе отец посоветовал обратить внимание на профессию военного летчика или техника-механика. Эта мысль стала во мне крепнуть, помогли книги, фильмы, так что по окончанию школы я поступил в Харьковское летное училище. Затем четыре года служил в Тираспольском авиационном полку.

В 1986 году возникла необходимость дополнительного набора в отряд космонавтов. Процедура отбора заключалась в том, что комиссия ездила по полкам, знакомилась с личными делами летчиков, обращая внимания на необходимые критерии. После этого, отобранные комиссией летчики, в том числе и я, приглашались для беседы, во время которых предлагалось вступить в отряд космонавтов. Не все соглашались, так как останавливал очень жесткий медицинский отбор, который мог привести в дальнейшем к ограничению полетов, а то и вовсе списанию. Я решился. Успешно прошел медкомиссию. Затем с нами проводил собеседование генеральный конструктор В. Глушко, после чего, в 1987 году, я был зачислен в отряд космонавтов.

Д.Б.: А какой это был по счету набор?
Ю.Г.: Это был седьмой набор.

Д.Б.: А что происходило дальше?
Ю.Г.: А дальше стандартная процедура. В советское время было несколько отрядов космонавтов, среди которых основной – отряд Центра подготовки космонавтов. Был также отряд военных летчиков, отряд гражданских инженеров, отряд летчиков-испытателей и т.д. В настоящее время существует единый объединенный отряд. Отобранные в отряд космонавтов в течение двух лет проходят курс общекосмической подготовки (физика, астрономия, основы испытательной работы, основы экспериментальной работы на космической станции и т.д.). Обучение каждый день по четыре пары, плюс три раза в неделю занятия по физкультуре. Проводились полеты на самолетах, прыжки с парашютом по специальной программе для космонавтов (например, во время прыжка решать логические задачи, проговаривая ход решения).

После этого сдаешь государственный экзамен, на котором присутствуют представители Центра подготовки космонавтов, «Роскосмоса», ракетно-космической корпорации «Энергия», института медико-биологических проблем, врачи из Министерства здравоохранения. Экзамен надо сдать только на четыре и пять.

После получения диплома о прохождении курсов, выдается удостоверение космонавта-исследователя, однако, это не гарантия полета в космос. Далее начинается второй этап, который может растянуться на два-четыре года. За это время человек определяется с группой, в рамках которой происходит более углубленное обучение его как специалиста.

На третьем этапе межведомственная комиссия принимает решение о включении кандидата в состав экипажа. Этот этап занимает примерно полтора года, но ты занимаешься уже по конкретной программе, которую надо будет реализовать во время полета в космос. У меня период от вступления в отряд космонавтов до первого полета в космос составил восемь лет (1995 год).

ЗРИТЕЛЬ: Из каких профессий набирают людей в космонавты?
Ю.Г.: Когда я отбирался, был закрытый набор из военных летчиков и инженеров из НПО «Энергия». Сейчас в критериях отбора прописано наличие технического образования, желательно опыт работы в ракетно-технической отрасли.

ЗРИТЕЛЬ: А медицинский работник может подать заявку?
Ю.Г.: Думаю, да. Есть еще отступления, но все равно требуется пройти дополнительное техническое обучение.

ЗРИТЕЛЬ: Каковы функции космонавта на орбите?
Ю.Г.: Основная – это выполнение программы научно-прикладных исследований, выполнение экспериментов, результаты которых затем можно будет реализовать на Земле. Есть большая образовательная программа для школьников и студентов. Второе направление – слежение, наладка приборов, размещенных на станции. Третье – это обслуживание самого себя (еда, гигиена, физические упражнения).

Физические нагрузки в невесомости очень важны. Например, когда летали А.Г. Николаев и В.И. Севастьянов в начале 70-х годов ставился эксперимент, суть которого заключалась в изучении влияния невесомости на организм человека. Во время полета, который длился чуть больше недели, космонавты совершенно не занимались физическими упражнениями. Оба прилетели в плачевном состоянии. А. Николаев больше вообще не смог летать, так как потерял большое количество кальция. Поэтому физическая нагрузка должна быть обязательно.

Д.Б.: Давайте поговорим о Вашем первом полете в космос…
Ю.Г.: Сначала я был назначен в дублирующий экипаж, подготовка которого полностью соответствует подготовке основного экипажа, потому что окончательное решение принимается за три дня до полета. Я полетел в 1995 году. У нас в экипаже был немецкий астронавт, а наша программа называлась «Евромир-95», так как предусматривалось много совместных российско-европейских экспериментов.

Д.Б.: А когда был совершен выход в открытый космос?
Ю.Г.: В этом же полете.

Д.Б.: Расскажите о своих ощущениях. Что происходит с чувствами человека, находящегося в космосе?
Ю.Г.: Справиться с чувствами помогает предполетная подготовка, а также рассказы тех, кто уже летал. Ты готов к тому, что будет происходить, поэтому начинаешь штатно работать. Во время взлета могут даже поставить музыку, которую ты заранее попросил.

ЗРИТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, есть ли вероятность, будучи в отряде космонавтов, так и не полететь в космос?
Ю.Г.: Начиная с полета Ю.А. Гагарина, по статистике примерно 50% кандидатов не попадают в космос.

ЗРИТЕЛЬ: Вас к этому готовят?
Ю.Г.: Нет, специально никак не готовят, но ты сам понимаешь, что это может произойти. В основном отсев происходит по медицинским показателям. Каждые три месяца мы проходим углубленный медосмотр. Даже те, кто уже летал не всегда могут быть допущены до следующего полета, так как не произошло полного восстановления.

Д.Б.: Сколько длится полет от Земли до станции?
Ю.Г.: До вывода ракетоносителя в космическое пространство проходит чуть меньше 10 минут (526-528 секунд). За это время отделяются три ступени, тебя забрасывает на высоту 20 км и разгоняет до скорости 7,2 км/сек. Дальше схема сближения со станцией может быть разной, но примерно двое суток.

Д.Б.:  Что за время сближения делает космонавт?
Ю.Г.: По-разному: проверка герметичности, контроль за работой двигателей, приборов, доклады на Землю и другая рутинная работа.

Д.Б.: Вы помните свои ощущения, когда впервые увидели Землю из космоса?
Ю.Г.:  Красота неописуемая. Даже современная техника не может передать той красоты, которую ты видишь глазами. Очень много облаков. Из иллюминаторов станции открывается масштабный обзор. КРАСОТА!

ЗРИТЕЛЬ: Как организована наземная жизнь космонавтов в перерыве между полетами?
Ю.Г.: Все в соответствии с КЗОТом. После полета – период реабилитации, который длится примерно три недели. Второй этап (20-22 дня) – санаторно-курортный. После этого можно взять накопившийся за время полета отпуск. Все периоды протекают под присмотром врачей, инструкторов по спорту. Через полгода ты должен восстановиться так, чтобы тебя опять поставили в экипаж. Это может произойти не сразу. В этот период космонавт выступает перед молодежью или иной аудиторией. Ты также должен выполнять свои обязанности как член отряда космонавтов, делать экспертные оценки и т.п.

ЗРИТЕЛЬ: Насколько художественные фильмы о космосе соответствуют реальности?
Ю.Г.: Самый реалистичный – «Апполон-13». Это сделано классно, много снято в невесомости. Фильм «Гравитация» с точки зрения науки – никакой, но зато красиво снят.

Д.Б.: А как развлекаются космонавты на станции?
Ю.Г.: Для многих космонавтов – это посмотреть на Землю, пофотографировать, почитать книгу. Я в первый полет брал «Мастера и Маргариту» и «12 стульев». Смотрим также видео.

Д.Б.: А что смотрят чаще всего?
Ю.Г.: По-разному. Психологи заранее готовят фильмотеку по желанию космонавтов.

ЗРИТЕЛЬ: Повлиял ли Ваш профессиональный выбор на выбор профессии Ваших детей.
Ю.Г.: Старший сын – инженер-электронщик, работает в Центре подготовки космонавтов, а младший работает в энергетике.

ЗРИТЕЛЬ: Растут ли в космосе цветы?
Ю.Г.: Цветы не растут, но мы выращиваем пшеницу. Сейчас уже добились полного цикла. Также выращиваем листья салата.

ЗРИТЕЛЬ: Можно ли с уверенностью сказать, что человек был на Луне?
Ю.Г.: Конечно, были. В этом нет сомнения.

ЗРИТЕЛЬ: Происходило ли в космосе что-то мистическое?
Ю.Г.: Нет, все объяснимо с точки зрения науки.

ЗРИТЕЛЬ: Каков режим сна и бодрствования в полете?
Ю.Г.: Режим труда и отдыха планируется на Земле. За этим пристально следят медики. МКС живет по Гринвичу. В 21:30 на станции отбой, подъем в 06:00. Рабочий день длится восемь часов, а затем – личное время.

ЗРИТЕЛЬ: Что снится на орбите?
Ю.Г.: То же, что и на Земле. Некоторые видят очень яркие сны. Мне раз снилось, что я без скафандра летел на Землю. А бывает, что так устанешь, что ничего не снится.

ЗРИТЕЛЬ: Бывали ли в практике моменты, когда нарушалась связь с Землей?
Ю.Г.: Бывает, что нарушается какой-то вид связи, ломаются приборы. Ремонтируем…

Д.Б.: Расскажите про открытый космос.
Ю.Г.: Скафандр – это мини-корабль. Прежде чем выходить в открытый космос, необходимо пройти специальную подготовку на Земле. Есть такое понятие «гидроневесомость», то есть тебя в скафандре погружают в воду, но не опускают на дно и в этом положении выполняешь определенные задания. Правда, в воде это тяжелее, чем в невесомости. Уже во время полета, когда выходил, увидел под собой Японию. Подумал: «Сейчас упаду». Но понятно же, что никуда я не упал.

Когда выходишь в открытый космос, на рукав надеваются часы, а на другой рукав – циклограмму выполнения задания, согласно которой ты и работаешь.

ЗРИТЕЛЬ: При формировании экипажа является ли психологическая совместимость ключевым фактором?
Ю.Г.: Она присутствует. Психологи дают прогноз о том, как будут взаимодействовать члены экипажа. Но подготовка к полету длится примерно 1,5 года, а то и больше. За это время космонавты успевают хорошо узнать друг друга, то есть сознательно готовят себя к совместной работе в космосе.

ЗРИТЕЛЬ: А были ли случаи, когда экипаж расформировали по причине психологической несовместимости?
Ю.Г.: Нет, такого не было. Был момент, когда экипаж по этой причине не сформировали на этапе предполетной подготовки. Однако бывало, что члены экипажа переставали общаться после полета.

ЗРИТЕЛЬ: Экипаж, который улетел, всегда возвращается в том же составе?
Ю.Г.: Как правило, да, но бывает, что иногда кого-то оставляют.

ЗРИТЕЛЬ: Используются ли выходы в открытый космос для проведения научных экспериментов.
Ю.Г.: Да. Чаще всего – это изучение влияния радиации на отдельные материалы.

Д.Б.: Как происходит процесс возвращения с МКС?
Ю.Г.: Все происходит согласно программе. За две-три недели до возвращения начинаются усиленные тренировки на тяготение. Есть специальные штаны, из которых после надевания откачивается воздух, что ведет к перераспределению жидкости в организме. А все остальное в рутинном порядке. После прохождения плотных слоев атмосферы раскрывается парашют. На Земле тебя уже ждут. После медицинского обследования вертолетом летим домой.

Д.Б.: Какой из Ваших трех полетов самый запоминающийся?
Ю.Г.: Все значимы по-своему. Первый – потому что он первый, самый волнительный; второй – перовая экспедиция на МКС, очень сложный в техническом плане, но проще – в психологическом; третий – в составе был космический турист.

Д.Б.: Вы скучаете по космосу?
Ю.Г.: Скучаю.

Д.Б.: Чтобы Вы сказали молодым ребятам?
Ю.Г.: Главное, чтобы была мечта, а для космонавта важно также хорошее инженерное образование, терпение и целеустремленность.

Читать еще

«Дорогу покажешь?», или успеть до Нового года…

Как мы ловили такси, но нам достался мопед!

Каждый раз я убеждаюсь в том, что никогда не знаешь, какое событие или знакомство поможет тебе в дальнейшем. Так, например, в далеком 2010 г., я неожиданно выиграла конкурс для сотрудников СМИ, а в процессе обучения познакомилась с Наташей Фирсовой, которая сегодня работает со мной над «Тактики и практики». Совпадение? Не думаю!

Как объяснить такие встречи? Ну… так, чтобы наглядно и понятно. И тут волей судеб я попала в Индию и все встало на свои места: это как индийский транспорт. Приезжает тогда, когда ему надо. Правда, не факт, что когда нужно вам. Так мы с моей подругой Ириной «встряли» аж 31 декабря.

Даша Богачкина: Ира, это мопед! Нам нужно такси. И с сумками мы не поместимся!
Ирина Фомичева: А так мы пропустим Новый год! Поехали! — сказала Ира, запрыгивая на мопед с худощавым индусом за рулем.
Д.Б.: У нас сумки! С этими платьями!
Водитель: Давай сюда! Дорогу покажете?
Мы (в один голос): Угу.

Позже мы поняли, что дорогу не знаем, а картина складывалась, прям как в кино: две взрослые белые женщины в Индии, на мопеде, за рулем которого худенький индус в кожаной куртке и белом шарфе…

Я, конечно же, Новый год по-разному встречала: в поезде, на работе… К слову сказать, в декабре у нас вышел на эту тему материал. Но чем ближе был 2018-ый, тем сильнее были мои мольбы к Мирозданию не встречать год на остановке или в переполненном автобусе.

А 31 декабря 2017 волей судеб, я с подругой Ириной оказалась в индийской деревушке Гокарна. Почему? Потому что это «место силы», не приехать туда было бы огромным упущением. А поскольку планирование явно не мой конек, приехали мы туда по принципу: «вышли из отеля и поехали на том, что пошлет мама-Вселенная». Долго ждать нам не пришлось, и мы успешно продинамили и поезд, и плановый автобус.
Но путь-то уже выбран, да и мы на месте не стоим, значит, нужно ехать.
Ира пару раз говорила что-то вроде:
-А если мы не успеем и застрянем где-нибудь в ночь?
Я:
-Ну мы же не стоим? Мы едем! Значит, успеем и приедем!

Перемещения наши происходили следующим образом: подходишь к сотруднику автостанции или водителю, или кондуктору, говоришь конечный пункт, на что он активно жестикулируя, объясняет что-то вроде: вон видишь тот красный автобус – он уходит через три минут, ты еще успеешь – беги!

И ты бежишь. И успеваешь.

В Гокарне мы оказались около 16:30. Надо было искать жилье. Мы шли по пляжу. Конечно, мы посмотрели варианты, жилья заранее, но нам либо попадались очень дорогие номера, либо мы не могли разобраться с бронированием, поэтому решили рискнуть и поехать так.
На пляже мы услышали русскую речь и я подошла поздороваться. Для нас шла вторая неделя пребывания в Индии и к этому времени нам стало окончательно ясно, что сопротивляться чему-либо на этой земле смысла нет, а вот взаимодействовать с тем, кто тебе встречается еще как нужно!

По большому счету, знакомиться и находить взаимопонимание с незнакомыми людьми для меня не было в новинку: я достаточно часто находила героев для наших лекториев случайно: по чекинам в социальных сетях, на мероприятиях и даже гуляя по улице.

Мы разговорились с девчонками. Кришна (Ирина) и Катя предложили нам переночевать у них. Поверив в карму и доверившись пространству, мы согласились. Ирина практикует новую технику массажа – ребалансинг, а Катя работает в туризме. О том, что происходило с нами в Гокарне, я расскажу отдельно, а пока вернемся к Новому году.

31 декабря и мы не успели посмотреть пещеру Шивы и храм Бхадракали, старейший и один из самых сильных храмов Индии. Закончив осмотр достопримечательностей, мы отправились на автобусную станцию и вновь обнаружили, что на «прямой» автобус мы опоздали… И все бы ничего, если бы не последний день в году, и то, что мы до сих пор не определились с местом встречи Нового года.
Кришна: Ну ничего, если что, встретите Новый год с нами! У нас будет русская баня.
Но мы все-таки рискнули и после этих слов поехали в Калангут на Северный Гоа.

Так, уже привычным способом, мы добрались до города Панжи и нам оставался последний марш-бросок: из Панжи в Калангут. За три часа до Нового года мы пытаемся влезть в автобус полный мужиков-индусов, которые вываливаются из дверей и окон. Надо сказать, я уже попрощалась со всем, с чем только можно попрощаться и постепенно начала молиться о том, чтобы бой московских курантов раздался хотя бы на остановке!
Но видимо и этому не суждено было случиться и наш автобус остановила полиция с формулировкой: Indian traffic.

Indian traffic – это мореее, реально огромное море и пробки из идущих к нему людей. И тут в очередной раз нам помогло Мироздание, подкинув мопед, довезший нас до места!

Не знаю, видели ли что-то подобное на Гоа ранее, но на въезде в город наш мопед встречали аплодисментами. Сделав несколько кругов по городу, мы поняли, что не знаем дороги! Но! Помним название соседнего ресторана, в котором всегда полно народа. Наш «бест оф зе бест» водитель, окольными путями довез нас в наш гест-хауз за два часа до Нового года, и мы нарядные пошли встречать 2018-ый.

А еще, до моего отъезда, мы начали переделывать сайт «Тактики и практики».

И, честно говоря, я не совсем понимаю, куда это все заведет, но может быть иногда можно себе просто позволить плыть по течению, делать что делается без конкретных стратегий и ожиданий от результата? Просто нужно пробовать, а жизнь обязательно подкинет волшебную тыкву, пусть даже и за час до бала!

Сейчас мы готовим еще огромное количество материалов об Индии, местах силы и, конечно же, моем любимом «человеческом факторе». Так что, продолжение следует!

Фото на главной: Conrad Dcosta

Читать еще

Первым делом самолеты

Пилот Александр Головкин отвечает на вопрос от Брендона Стоуна.

Как любому пилоту, и просто любопытному мальчику, мне было бы очень интересно полетать на этих самолетах. Конечно, не одному в кабине, а в тандеме с опытным пилотом на данном типе.

Современные пассажирские самолеты быстрые и комфортные, многое умеют делать «сами», а поколение тех воздушных судов требовало очень много мастерства, умений и навыков. Глухой постоянный звук винтов, небольшой свист в кабине, обход мощнокучевых облаков, которые нельзя обойти сверху, множество полетов в визуальных условиях — всего этого не хватает иногда современным полетам, а на ИЛ-14 этого было с избытком.

На таком самолете очень быстро придется вспомнить, что такое «полет на радиостанцию» или от нее, правила ведения визуальной ориентировки и многое другое, чему нас учили в летном училище, а в современной авиации мы не часто этим пользуемся. И я испытываю огромное уважение к тому поколению авиаторов, которые с легкостью запрыгивали в эти машины и бороздили на этих самолетах территорию СССР с запада на восток и севера на юг.

Сам бы я с большим удовольствием полетал на учебном или боевом самолете истребительной или штурмовой авиации, ведь это мечта любого мальчишки, попробовать себя пилотом стремительного, красивого и очень маневренного самолета.

 

Ждем ваших видеовопросов круглосуточно на почту info@taktikiipraktiki.ru

Главное фото: rgbstock.com

Читать еще