В этот раз у нас особенный гость – Юрий Павлович Гидзенко, и особенная профессия – космонавт!

Новости

Мастер ОК

Сегодня Центр «Мастер ОК» занимается организацией работы в специализированных «защищенных мастерских» и поддержкой людей с инвалидностью в их праве на трудовую деятельность. «Тактики и практики» не могли пройти мимо. Рассказываем!

«Мастер ОК» был создан как Центр социальной реабилитации инвалидов и являлся структурным подразделением Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ». Здесь налажена работа в нескольких ремесленных мастерских, где молодые люди с физическими ограничениями приобретают профессию, учатся трудовой дисциплине и получают возможность самореализации в социальной жизни.

Мы поговорили с Сергеем Михайловским (фандрайзер Центра) и Иваном Граевским (директор «Мастер ОК»), чтобы подробнее узнать о проекте.

Наташа Фирсова: Сергей, сразу вопрос к Вам. Что за профессия «фандрайзер»? И какое отношение она имеет к людям с особенностями развития?
Сергей Михайловский, фандрайзер центра «Мастер ОК»: Профессия фандрайзер имеет прямое отношение к некоммерческой организации, которой является наш Центр. Любая такая организация существует за счет пожертвований, финансовых и товарно-имущественных. Задача фандрайзера в том, чтобы найти и привлечь партнеров из числа фондов, бизнеса и частных лиц, готовых сделать пожертвования. В Центре «Мастер ОК» существует еще один способ привлечения финансов – собственная коммерческая деятельность, а точнее продажа товаров, сделанных руками наших подопечных, поэтому мои функции как фандрайзера немного расширены. Кроме того, я занимаюсь привлечением небольших заказов для наших мастерских, а также продажей уже готовых товаров.

Н.Ф.: Можно ли работу фандрайзера сравнить с работой социального предпринимателя?
С.М.: Я думаю, мы в России миновали те времена, когда считалось, что благотворительность – это подаяние людям и некоммерческим организациям. Сейчас многим интересно участвовать в продуманной благотворительности: всевозможных акциях и проектах, где четко сформулирована социальная задача, есть эмоциональный интерес и даже выгоды для всех сторон. Поэтому мы постоянно в поисках новых идей взаимодействия с общественностью, в том числе с бизнес-сообществом. Думаем, пробуем, совершенствуем… Да, по-моему, нас с Иваном можно назвать социальными предпринимателями.

Н.Ф.: Иван, Центр возник в 2013 году, как это было?
Иван Граевский, директор центра «Мастер ОК»: На самом деле, Центр создан в 2002 году и являлся структурным подразделением Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ». Была организована работа реабилитационных мастерских и кружков. Со временем ремесленные мастерские превратились в «защищенные ремесленные мастерские» для инвалидов и пришло понимание, что направление по трудовой адаптации и занятости инвалидов, можно выводить под управление отдельной организации. 13 февраля 2013 года был зарегистрирован Центр как отдельное юридическое лицо – Частное учреждение «Центр социально-трудовой адаптации инвалидов «Мастер ОК». Учредителем Центра является Санкт-Петербургская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ».

Н.Ф.: Вот как раз про «защищенные мастерские» хочется узнать, что это? И почему в РФ нет такого понятия пока?
И.В.: Действительно, понятие «защищенные мастерские» пока в России нигде не закреплено, используется и трактуется в каждой организации по-своему. Само понятие, как и многое другое, пришло к нам от зарубежных коллег, в частности, из Германии и Финляндии.

«Защищенные мастерские» для инвалидов предполагают организацию труда и отдыха на рабочем месте в защищенных, особых условиях, с учетом потребностей молодого человека с инвалидностью.

В нашем случаем, где основными благополучателями являются молодые люди с интеллектуальными и ментальными нарушениями, особые условия труда могут предполагать:
-специализированные рабочие места,
-работу социального педагога, то есть мастера, в каждой мастерской для обучения и закрепления знаний и навыков,
-работу психолога для решения конфликтных ситуаций на рабочем месте и предотвращения похожих ситуаций в будущем,
-работу социальных работников для сопровождения и др.

Все это комплекс мер, защищающий молодого человека с инвалидностью от общих правил и требований на открытом рынке труда для адаптации и социализации к этим правилам. В «защищенных мастерских» занимаются только те люди с инвалидностью, которые не могут найти работу на открытом рынке труда, это важно. Наши «защищенные мастерские» – это, в первую очередь, подготовка к труду, социальная и трудовая адаптация, развитие навыков и их закрепление для последующего применения в профессиональной деятельности и жизни вне Центра.

Н.Ф.: Немного отвлечемся, и уточним, кто ваши ученики и как они к вам попадают (приходят сами, их приводят, вы их находите)? И кто может стать учеником Центра?
И.В.: В Центре «Мастер ОК» обучаются и работают люди с ограниченными возможностями в возрасте от 18 лет и старше. Так сложилось, что преимущественно, это молодые люди с интеллектуальными и ментальными нарушениями. Хотя, при этом, ограничений по инвалидности у нас нет. Это и ребята с ДЦП, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с множественными нарушениями.

Находят нас в интернете, в других реабилитационных учреждениях, через ярмарки, общественные мероприятия и другими способами. Как правило, мы всем предлагаем записаться у нас на сайте centrtruda.com после чего наш специалист пригласит молодого человека с родителями на знакомство и собеседование.

Н.Ф.: Спасибо. Итак, сегодня в Центре действуют пять мастерских: ткацкая, столярная, швейная, батик и кухня. Почему были выбраны именно они?
И.В.: С 2002 года в Центре работали самые разные мастерские: бисероплетение, мягкая игрушка, керамика, изготовление изделий из кожи, вязание, плетение, компьютерные курсы и многое другое. Сейчас работают те мастерские, которые востребованы и интересны нашим ребятам как ремесло, которому хотелось бы научиться, и использовать его в будущем.

Н.Ф.: А как ребята выбирают направления? Или это определяют штатные сотрудники? Можно ли им совмещать направления?
И.В.: Да, ребята выбирают направления сами, как правило, с «напутствием» от родителей. Но в дальнейшем они могут попробовать и что-то еще, а в итоге закрепляются там, где у них лучше всего получается.

Н.Ф.: «Школа самостоятельной жизни»… расскажите о ней.
И.В.: Это отдельный проект Центра, разработанный на средства Президентского гранта в 2014 году и действует он по сей день. Занятия в «Школе» направленны на социальную адаптацию молодого человека с инвалидностью в коллективе, семье и обществе. Она дает самые важные и необходимые навыки для повседневной жизни и профессиональной деятельности, такие как: приготовление пищи, поход в магазин, оплата коммунальных платежей, личное планирование, самопрезентация, личный бюджет, отношения и безопасность и многое другое.

Н.Ф.: Что происходит с учениками после того как обучение заканчивается?
И.В.: Подготовка к труду является важным этапом развития молодого инвалида, это хорошая возможность получить профессию, однако она ничто без умений и знаний «правильного» взаимодействия с коллективом. Как правильно представить себя, как правильно общаться в коллективе, что можно, а что нельзя? Для нас это само собой разумеющееся, а для многих из учеников Центра это не так. Поэтому часть ребят проходят обучение и практику, осваиваются в ремесле и в последующем трудоустраиваются в открытом рынке. Однако некоторым это не удается, и они возвращаются в Центр для поиска проблемы и ее коррекции.

Но есть и те, кто не может быть трудоустроен в открытом рынке труда из-за особенностей, они остаются заниматься в Центре на продолжительной основе.

Н.Ф.: А помимо практической пользы, если можно так сказать, что еще, на Ваш взгляд, получают ученики центра?
И.В.: Это и обучение ремеслу, навыкам общения и взаимоотношений, и практика после окончания учебного заведения, а еще – стажировка, ну а для некоторых – просто банальное общение со сверстниками и занятость. При этом всю работу и занятия в мастерских мы организуем максимально приближенно к работе на открытом рынке труда.

Мы стараемся выстраивать отношения с ребятами в контексте «сотрудник–работодатель», и на этом опыте отрабатывать правильный подход к работе и взаимоотношениям в коллективе.

Н.Ф.: А как организована работа центра?
И.В.: В Центре на сегодняшний день работают шесть мастерских: швейная, столярная, ткацкая мастерские, мастерская по батику, коже и роспись по дереву, плюс социально-бытовая адаптация (кухня, приготовление пищи). Для молодых инвалидов, посещающих мастерские проводятся тренинги с психологом, групповые и индивидуальные занятия, консультации.

Н.Ф.: Из каких учебных заведений точно можно попасть к вам на работу?
И.В.: СПб ГПУ им. Герцена в большом почете у наших специалистов, многие закончили именно его.

Н.Ф.: В Центре есть психолог. Можно в нескольких словах узнать о его работе?
И.В.: Поскольку основными благополучателями у нас являются молодые инвалиды с интеллектуальными и ментальными нарушениями, то работа психолога крайне необходима. К его помощи обращаются практически все ребята, вне зависимости от сохранности интеллекта. И это нормально. Психолог проводит тренинги по мотивации к труду, коммуникативным навыкам, управлению эмоциями, самопрезентации и др. Кроме того, ведет групповые и индивидуальные коррекционные занятия, консультации для молодых людей с инвалидностью и их родителей.

На самом деле, мы, когда узнали про «Мастер ОК», не могли поверить в то, что такие организации существуют, но сразу захотели узнать о них побольше. А если вы вдруг думаете: «С чего это «ТиП» вообще решили взять такую тему? Мы ответим:

«Потому что для нас, как для площадки о профессиях и людях, важен профессионализм. Важно что человек умеет делать, а не то, какой он. Равные возможности – это будущее, и мы смотрим в него, надеемся, вместе с вами».

Беседовала Наташа Фирсова
Источник фотоматериалов

Редакция проекта «Тактики и практики» выражает благодарность Центру «Мастер ОК» за плодотворное сотрудничество!

Читать еще

Иииграй на результат!

Ничего не дарит такой радости, как сочетание собственных позитивных эмоций с эмоциями других людей. Да, я опять про философию уличной музыки.

Так вот, после нашего фееричного, не побоюсь этого слова, выступления на Дне города, уже на следующей неделе нас ожидало новое выступление. В этот раз на двадцатипятилетии Greenpeace в Музеоне.

Скажу честно, для меня, как и для большинства женщин (спросите психологов, они подтвердят), процесс, и удовольствие от процесса, важнее результата. Но в случае с моим обучением с Drum Train мне этого результата действительно хотелось. И причин тому несколько.

Во-первых, это отличная тренировка себя на предмет невербального взаимодействия с аудиторией. Когда ты играешь, хочешь ты того или нет, но тебе с аудиторией нужно находить общий язык, а микрофона нет. Да ты в принципе говорить не особо можешь. Но при этом тебе нужно научиться строить «диалог», и так, чтобы тебе в этом состоянии тоже было достаточно комфортно.

Во-вторых, это отличный способ сбросить все накопившееся эмоции и разложить все «по полочкам». Я уже писала раньше про ритм. Так вот, представьте, в случае с уличным выступлением, это все тот же ритм, только вы еще и «качаете» народ. Круто? Круто!

В-третьих, как пели чайфы: «Это подзарядка наших батарей!» Что тут еще объяснять?! Правильно! Нечего. Потому что дальше у каждого свое. Будучи «искушенным учеником», имеющим опыт публичных выступлений, хочу сказать, что выступление в составе карнавального шествия сильно отличается эмоционально. Это более тесный контакт с аудиторией, мгновенный фид бэк, и совершенно другая вовлеченность людей.

Когда ты идешь в батерии (колонна музыкантов), окружающие ловят ритм и начинают пританцовывать. Это происходит само собой, ведь не только у тебя сердце заставляет пульсировать кровь. Воооот! Люди очень быстро вовлекаются и отдача молниеносна.

Это воздух и риск. Как бы не охранялась улица, ты все равно не знаешь, что будет, не знаешь как отреагируют на твое появления. И это будоражит. В этом есть свобода и дерзость. Ты заявляешься, рискуешь, но делаешь. При этом у тебя есть поддержка, а значит все получится!

Где еще есть такая дерзость? Конечно, шанс того, что не получится есть всегда, но как отказать себе в возможности пробовать?

На одном из первых занятий, вернее даже еще до их начала, я разговаривала с Костей.
Константин Шведов: Какое отношение ты имеешь к «Тактикам…»?
Даша Богачкина: Я их придумала.
К.Ш.: Это твой проект, и ты его собственник?
Д.Б.: Да, именно. И история со школой, это будет первый подобный для нас опыт.

Дальше мы обсуждали стратегию нашего «предприятия», планы, и в итоге решили начать. Я тогда еще расспросила Костю об открытии школы барабанов.

Д.Б.: Как ты это все начинал?
К.Ш.: В какой-то момент, я понял, что хочу заниматься только этим и на барабаны стало уходить все больше моего времени.
Д.Б.: Но ты понимал, что это риск?
К.Ш.: Да, но я понимал и то, что нужно сделать этот шаг.
Д.Б.: Что или кто тебе придавали сил на тот момент?
К.Ш.: Моя жена. Она поддержала мою инициативу и поверила в меня. Я убедился в том, что нужно пробовать и делать.

В любом деле, наступает момент, когда нужна поддержка кого-то близкого. Это не обязательно родственник, иногда это просто кто-то «созвучный». Не так давно, я пришла на пресс-завтрак, где коллега спросил меня, закрыла ли я «Тактики и практики». Естественно, после этого вопроса, все мысли о закрытии (если они были) испаряются. Для того, чтобы продолжать делать, достаточно поддержки хотя бы одного человека, просто очень важно вовремя ее получить.

Читать еще

Гражданская авиация без пилотов?

Писатель и медиа менеджер Вадим Саралидзе задает вопрос о беспилотниках:

Елена Тимофеева, ведущий инженер по техническому обслуживанию авиационного и радиоэлектронного оборудования: Этим вопросом периодически задаются на фоне активного развития беспилотных летательных аппаратов. В случае с гражданской авиацией все сложнее… отчасти это касается и психологического комфорта пассажира.

Современными лайнерами управляют «двухчленные экипажи». Это когда летный состав – командир воздушного судна и второй пилот.

Такие специальности как бортинженер, радист, штурман стали историей, и им на смену пришла авионика на основе многофункциональных дисплеев. Но внедренные новые технологии, исключая одни ошибки, порождают другие.

Для устранения разнообразнейших отказов необходимо будет написать еще больше алгоритмов управления воздушным судном. Даже самая прогрессивная электроника не сможет учесть многообразие не штатных ситуаций на борту, а пилоты всегда на шаг впереди техники.

Несомненно, что поиск решения будет продолжаться, но от момента появления этой идеи до ее реализации пройдет еще немало лет. Что до меня, я предпочту сесть в самолет управляемый тандемом «пилот-воздушное судно».
Безопасных всем полетов!

Александр Головкин, пилот гражданской авиации: Очень интересный вопрос. По большому счету, уже достаточно давно существует техническая возможность осуществлять беспилотные авиаперевозки. Ярким примером является советский проект «Буран», испытания посадки которого проходили в автоматическом режиме.

Сегодня многие самолеты могут выполнять автоматическую посадку, пробег и остановку, а также самостоятельное заруливание на стоянку в условиях сильного тумана, когда видимость очень сильно ограничена. Конечно, для этого необходимо соответствующее оборудование аэропорта, воздушного судна, подготовка экипажей и персонала аэродрома.

Взлет пока что во всех случаях осуществляется пилотом, но на высоте более 150 метров он имеет возможность подключить автопилот и дальнейший полет будет идти в автоматическом режиме. Остаются, конечно, такие функции, как уборка и выпуск шасси, выпуск и уборка механизации (закрылков) и еще ряд действий, которые вполне возможно реализовать технически, без участия человека.

Стоит сказать, что беспилотная авиация широко развивается в военном деле, где решаются другие задачи, но, я уверен, спустя какое-то время все эти технологии войдут в мир гражданских перевозок.

Думаю, что первыми этапами будет перевозка грузов, почты на беспилотных воздушных судах в общей сети авиаперевозок. Такие примеры уже есть – доставка заказов дронами, которые тоже являются беспилотными воздушными судами.

По моему мнению, после решения морально-психологических вопросов пассажиров, в обозримом будущем мы станем свидетелями беспилотных пассажирских перевозок. И тогда профессия пилота, как авиатора, покоряющего небесные просторы, перестанет существовать и перейдет в разряд экстремальных хобби.

Лично про себя думаю, что на мой век еще останутся места на планете, где покрытие спутников будет недостаточно для осуществления беспилотных полетов и там пригодится мой опыт пилота.

Ждем ваших видеовопросов на info@taktikiipraktiki.ru

Главное фото: pixabay.com

Читать еще

Профессия: картограф

Картограф – это эволюционирующая специальность!

Даша Богачкина: Сегодня у нас в гостях картограф Андрей Медведев. Скажи, пожалуйста, где ты сейчас работаешь, какие у тебя регалии?
Андрей Медведев: Последние 12 лет я учился в аспирантуре и работал в Институте географии РАН, а последние три года возглавляю лабораторию картографии в Институте географии РАН, являюсь кандидатом наук.

Д.Б.: С чего все начиналось?
А.М.: Трудно сказать, но помню, что в детстве я все хотел нанести на бумагу. Играя в казаки-разбойники, я рисовал план местности, показывая ребятам, кто и где должен находиться. Мне тогда было лет 10.

Д.Б.: А сверстники слушали?
А.М.: Да, выполняли мои поручения. Мои родители – географы, мой дед был начальником фотограмметрического отдела Гидропроекта (обрабатывал аэроснимки для составления рельефа местности). Таким образом, можно сказать, что профессия у меня наследственная, хотя и по другому направлению. Родители не хотели, чтобы я стал географом, хотя сами кандидаты географических наук, поэтому еще в 10 классе я ходил на курсы в Высшую школу экономики. По окончании школы поступал в Государственный Институт управления, а параллельно на факультет географии МГУ. После этого родители согласились с моим выбором, и я стал географом.

Д.Б.: Как происходит выбор направления в географии?
А.М.: Выбор кафедры и специальности раньше происходил после первого курса, когда были прослушаны базовые курсы, которые читали именитые профессора. Летом студенты проходили практику в поле (два месяца в Калужской области). Мы делали топографическую съемку, были задания по метеорологии, почвоведению, ланшафтоведению и т.д., то есть по всем тем курсам, по которым читалась теория. После двух месяцев практики у тебя есть месяц на выбор направления, по которому ты будешь специализироваться в дальнейшем. Так было, когда я учился в университете.

Сейчас, после введения бакалавриата, студенты, к сожалению, лишены такого выбора, так как сразу поступают на направление подготовки, не имея точного представления о содержании профессиональной деятельности.

Д.Б.: Что определило твой выбор направления?
А.М.: Мне очень понравилась практика, которую вел профессор, доктор наук В.С. Кусов. Это харизматичный человек, обладающий энциклопедическими знаниями, которыми он охотно делился со студентами, преподнося на тарелочке интересные факты. Его слушали с огромнейшим вниманием. Именно такие увлеченные, знающие люди часто являются основным фактором в выборе профессии.

Д.Б.: Давай поговорим о практичности профессии «картограф». Где работают такие специалисты?
А.М.: Картограф – это эволюционирующая специальность, так как сейчас идет бок о бок с геоинформатикой и дистанционными методами зондирования земли. Появляются новые технологии. Информатика интегрировалась в географию и позволила использовать современные методы построения карт, многие процессы автоматизированы. Сейчас никто карандашом карты не рисует. Активно используется также аэросъемка, космическая съемка. На кафедре есть специалисты, занимающиеся дешифрированием этих снимков.

Д.Б.: А где это применяется?
А.М.: Легче сказать, где не применяется. Например, страхование и строительство. Если произошло чрезвычайное происшествие (паводки, наводнение и т.п.), то вряд ли это случайно. Если человек возвел строение на пойме, то когда-нибудь случится наводнение. При строительстве важно учитывать рельеф местности. Если хочешь рисковать, то твоя страховка будет выше. Другой пример, если недобросовестный человек желает получить страховку, или страховая не хочет платить, то можно заказать архивные космические снимки и, таким образом, решить спорный вопрос. На карту можно нанести любое явление, даже роман «Война и мир».

Геолокация (спутниковое позиционирование) также связана с картографией. С помощью навигатора можно определить местонахождение человека, где бы он не был, наложив координаты на карту местности. При этом большое значение имеет точность определения координат и актуальность карт.

Д.Б.: Насколько плотно вы работаете с инфографикой?
А.М.: Все элементы оформления карт были проработаны очень давно, но сейчас добавились современные спецэффекты, поэтому инфорграфика лишь унаследовала и усовершенствовала это. Можно быть хорошим дизайнером, но при этом важно уметь работать с информацией. Начиная со второго курса, студентов учат отображать явления по законам картографии.

Д.Б.: Востребованы ли сейчас карты у маркетологов? Что это за карты?
А.М.: Сейчас активно развивается направление «геомаркетинг». Его задачи – показать явление через электронную карту, выбрать оптимальную локализацию объекта, показать, где будет оптимальной постройка производства, например, или магазина. Геомаркетинг позволяет проследить закономерности и определить оптимальную локализацию с учетом транспортного потока, концентрации населения, платежеспособности населения и т.д.

ЗРИТЕЛЬ: Почему до сих пор пользуются популярностью топографические карты времен СССР?
А.М.: Сейчас достаточно быстро можно получить карту современной местности, а сравнение этого снимка с советскими картами позволяет посмотреть динамику, какие произошли изменения на местности, так как плановая аэрофотосъемка, которая позволила значительно повысить точность топографических карт, начала развиваться в 30-е годы 20 столетия.

ЗРИТЕЛЬ: С какими технологиями Вы связываете будущее картографии?
А.М.: Карты останутся цифровыми, а развитие технологий будет направлено будет направлено на развитие крупномасштабного картографирования и детализацию данных, машинное обучение и распознавание образов по снимкам.

ЗРИТЕЛЬ: В свете развития технологии, профессия картографа не будет трасформироваться, например, в модератора по контролю за дронами?
А.М.: Профессия картографа многогранна. Картограф – это прежде всего эксперт. Ни один дрон не сможет дать точное экспертное заключение.

ЗРИТЕЛЬ: Какие существуют законодательные акты относительно картографии?
А.М.: Секретность никто не отменял, но сдвинулась масштабность секретности (100 тыс.). Появляются новые съемочные системы сверхвысокого разрешения и начинают менять законы и акты.

Д.Б.: Что ты пожелаешь ребятам, которые захотят стать картографами?
А.М.: Не бойтесь пробовать, картограф может себя найти в самых разнообразных областях, как в теоретических, так и в практических, поэтому можно реализовать себя в полной объеме.

Читать еще

Что хранится в королевской шкатулке?

В продолжении темы о ювелирах наши партнеры из Lingualeo рассказали, как обстоит дело с ювелирными украшениями в королевской семье Великобритании. И как всегда сделали небольшой glossary профессиональной лексики.

Королева Великобритании Елизавета II обладает огромной коллекцией драгоценностей, в ней насчитывается порядка 300 изделий. Однако самый важный атрибут монарха это не ожерелья и серьги, а короны. Все мы в детстве мечтали стать принцессами или принцами, и примерить на тиару. Так давайте познакомимся с ювелирной коллекцией самой известной монархии мира!

Корона святого Эдуарда
Была создана для коронации Карла II в 1661 году и до сих пор является неотъемлемым атрибутом этой важной для британской культуры церемонии. В дни свободные от коронаций ее можно увидеть в знаменитом Тауэре. Для многих монархов коронация становилась мукой – еще бы, попробуйте выдержать целый день с двумя килограммами на голове!
Еще на lingualeo.com.

Кэмбриджская тиара
19 прекрасных грушевидных жемчужин украшают эту тиару. Особенность этого украшения в том, что практически все молодые представительницы королевского семейства носили ее. В том числе и сестра королевы Камилла, и трагически погибшая принцесса Диана, а недавно украшение примерила Кейт Миддлтон.
Больше на lingualeo.com.

Владимирская тиара
Это настоящий «русский след» в коллекции драгоценностей Великобритании! Тиара носит имя великого князя Владимира Александровича, а изготовлена она была для его супруги Марии Павловны.

История того, как она попала в руки Елизаветы II, поистине достойна приключенческого блокбастера. После падения Российской империи Мария Павловна покинула родину, оставив британскому дипломату Стопфорду инструкции, как найти тайник с украшениями. Тиара была возвращена хозяйке, а затем перешла к ее дочери, греческой принцессе Елене Владимировне, которая продала тиару Марии Текской, супруге короля Георга V и бабушке Елизаветы II. Существует два варианта этого украшения – с жемчужинами и изумрудами – камни можно вынимать и вставлять в каркас. Такое хитрое изобретение.
Подробнее на lingualeo.com.

Бриллиантовая диадема Георга IV
Эта диадема милее всего британским почтальонам. Большинство монархов изображены на почтовых марках именно с ней на голове.

Королева надевает ее на ежегодном открытии парламента, в остальное время диадему можно увидеть в галерее королевы в Букингемском дворце. Помимо 1333 бриллиантов, украшающих изделие, на нем присутствуют важные цветочные символы Великобритании: роза, чертополох и трилистник, которые символизируют Англию, Шотландию и Ирландию, соответственно.

Тиара «Стратморские розы»
На наш взгляд, самый изысканный экземпляр королевского собрания драгоценностей. Эту тиару королева-мать Елизавета Боуз-Лайон получила в качестве свадебного подарка от своего отца, графа Стратмора. Дикие розы, инкрустированные бриллиантами, отсылают нас не только к символу Англии, но и к символу любви, что важно для свадебного подарка, согласитесь. Корона не надевалась много десятилетий, а после смерти королевы-матери перешла в руки к Елизавете II.
Еще о тиаре lingualeo.com.

Свадебная тиара, или «Тиара девушек Великобритании и северной Ирландии»
Рассказывают, что это любимая тиара королевы. Она получила ее в подарок от своей бабушки, уже упомянутой Марии Текской, в качестве свадебного подарка. А к ней самой она попала от, не поверите, общества «Девушек Великобритании и Северной Ирландии».

Итак, июнь 1893 года. Леди Эва Гревилл, дочь графа Уорика, создает комитет женщин для сбора денег, чтобы купить свадебный подарок для Марии. Комитет становится известен как «Девушки Великобритании и Ирландии». Их призыв становится настолько успешным, что они собирают на 3000 фунтов больше, чем им нужно, чтобы купить подарок. Они покупают легкую тиару из бриллиантов, изготовленную E. Wolff and Co. Тиара увенчана набором из 14 восточных жемчужин, и в ней есть вторая, меньшая рама, которая позволяет носить ее как корону. Тиару можно также снять с рамки и носить в качестве ожерелья.

Мария Текская была известна своей страстью к ювелирному делу и всяческим экспериментам с украшениями. Так и в этом случае монаршая особа не смогла удержаться и изменила первоначальный дизайн изделия. Она сменила жемчужины на бриллианты, убрала базу тиары и ленту для волос. Елизавета II узнала об изменениях лишь после смерти бабушки. Тем не менее, это не мешает ей и по сей день надевать тиару часто.
Больше информации здесь.

Иллюстрации предоставлены проектом Lingualeo

Читать еще

«Летающие звери»: крылья вместо паспорта

…только счастливый человек может иметь крылья.

Примерно полгода назад я узнала о мультфильмах «Летающие звери». Интересны эти мультфильмы были не только своим «нестандартным» содержанием, но и подходом. В проекте приняли участие такие известные персоны, как Чулпан Хаматова, Данила Козловский, Елизавета Боярская, Евгений Федоров, Михаил Хрусталев и многие другие.

«Летающие звери» – это благотворительные мультфильмы, созданные мультипликаторами Санкт-Петербурга. А вот о том, как эти мультфильмы делаются, и как они помогают, мне рассказала координатор проектов Соня Белоцкая.

На фото: Соня Белоцкая

Даша Богачкина: Соня, с чего все началось?
Соня Белоцкая: Проект «Летающие звери» появился из детских занятий анимацией в больницах Санкт-Петербурга. Занятия проводились под руководством волонтеров-аниматоров из студии «Да» (существует и осуществляет благотворительную деятельность с 2008 года). И эта практика оказалась довольно позитивной, так как процесс создания мультфильма многообразен, начиная от рисования, лепки или придумывания сценария, до непосредственно самой съемки, то есть любому человеку, независимо от того, ребенок это или взрослый, найдется дело по душе.

Д.Б.: А сценарии придумывают дети?
С.Б.: Да, они сами все придумывают, но взрослые им тоже помогают. Более того, они придумывают, озвучивают, снимают. Детская студия существует и развивается, что не может не радовать. Помимо благотворительного направления есть и коммерческое. Сотрудники студии проводят занятия с родители и их детьми, учат делать мультики в домашних условиях. Ну, и самое известное, и не менее важное, направление – это профессиональная студия, где мы делаем наши мультфильмы про «Летающих зверей».

Д.Б.: А делаете вы их с…
С.Б.: Первая шаги по производству начались в 2010 году, а первый полноценный мультфильм появился в 2012 г. Персонажей, напомню, придумали детки, проходящие лечение в больнице.

Д.Б.: Как они их придумали? Слону приделали крылья и он полетел?
С.Б.: Ну нет! Изначально появилась «легкая страна». У всех разная трактовка того, что это такое: кто-то думает, что это рай, но на самом деле, если посмотреть 13 и 14 серии, становится понятно, что речь идет о мегаполисе, который в какой-то момент «устал» от стресса, шума и всего, что нас окружает в больших городах. Жители решили «оторваться» от земли и теперь они путешествуют по миру. Кстати, живут они счастливой жизнью и вместо паспорта у них крылья. Соответственно по этой логике, только счастливый человек может иметь крылья.

Д.Б.: Это тоже дети придумали?
С.Б.: Додумали, конечно, взрослые, но идея страны и жителей с крыльями – детская.

Д.Б.: На какой возраст это рассчитано?
С.Б.: Мультфильмы рассчитаны на возраст от пяти лет и старше, но сейчас у нас есть мультфильмы и для детей от 1,5 лет, они называются «Малыши и летающие звери».

На фото: Студия «Да»

Д.Б.: О чем эти мульты?
С.Б.: Главные герои – брат и сестра, Коля и Оля, и их друзья, летающие звери, которые им помогают в самых разных ситуациях. Например, помогают разобраться что делать, если заложен нос. Что такое круг, квадрат и т.д.? В общем, такой детский образовательный мультфильм.

А сейчас у нас появился еще один хит – машинки. Смысл в том, что каждый мультфильм, так же начинается со встречи давнишних друзей: Коли и слона Прабу (его, как раз и озвучивает Михаил Хрусталев). Прабу рассказывает мальчику о всевозможных видах транспорта, а также о дорожных ситуациях. В ближайшее время мы планируем начать производство мультфильмов, ориентированных на девочек. Хотя, что тут говорить, машинки и куклы одинаково интересны, как мальчикам, так и девочкам.

Д.Б.: Получается, вы берете из жизни какие-то темы и раскрываете их таким вот интересным, необычным способом?
С.Б.: Да, но все-таки они сильно отличаются от других мультфильмов, так как мы стараемся брать достаточно «серьезные» темы, но при этом стараемся рассказывать «легко».

«Летающие звери» – еще и музыкальный сериал, каждая серия заканчивается новой песней.

Д.Б.: А кто их пишет?
С.Б.: Марина Ланда и Сергей Васильев. Многим они известны по песням для «Смешариков». Помимо работы с мультфильмами, у них есть музыкальный театр «Радуга», где они занимаются с детьми музыкой и пением. Театр успешно выступает, как в Петербурге, так и по всей России.

Д.Б.: А кто еще с вами работает?
С.Б.: Художественным консультантом проекта является Константин Бронзит, известный аниматор, режиссер и сценарист, двукратный номинант на Оскар, между прочем. Под его руководством были созданы такие шедевры, как «Алеша Попович и Тугарин Змей», «Карлик нос» и многие другие.

Д.Б.: Для людей, вовлеченных в процесс, вы являетесь таким аккумулирующим звеном. Прежде всего в социальном плане, и как ни крути, в медийном…
С.Б.: Да, у нас, кстати, есть такой феномен, что многие родители, нас любят больше, чем дети. В этом плане мы скорее неформат детских мультфильмов, и мы это понимаем.

На фото: Надя Федяевская (директор проекта)

Д.Б.: Ты хочешь сказать, что вас не берут в ротацию на каналы?
С.Б.: Берут, мы есть и на «Карусели», и на «Мульте», и на «Рыжем». Я скорее про то, что мы другие. И мы специально другие. Буквально на днях, я постила в наших соцсетях отзыв, который нам написала поэт Вера Полозкова. Отзыв был о том, что наш друг, музыкант Женя Федоров, посоветовал ей «Летающих зверей», и она их смотрит вместе с своим малышом. В итоге к концу мультфильма, малыш счастлив, а Вера плачет от умиления. И в своем отзыве она нас ставит в один ряд с советскими мультфильмами.

Д.Б.: В каком плане?
С.Б.: В плане атмосферы. У нас каждая серия посвящена каким-то серьезным вопросам, таким как дружба, отношения между людьми или каким-то этическим вопросам. И это достаточно взрослые темы. Но, тем не менее, у нас есть круг поклонников, и для нас это ценно. И самое интересное, что несмотря на то, что чаще всего нам говорят, что знают нас, в основном, в Петербурге, победители наших конкурсов – зрители из регионов.

Д.Б.: Вас поддерживают известные артисты, как ты думаешь почему?
С.Б.: Мне, конечно, очень хочется верить, что это потому, что мы такие хорошие… Но ты и сама знаешь, что сегодня поддержка благотворительных историй становится нормой. Хотя, честно говоря, я не была знакома с проектом, в тот момент, когда были выпущены клипы с Чулпан Хаматовой, Данилой Козловским, Елизаветой Боярской, но с Евгением Федоровым мне удалось поработать.

Д.Б.: А это не постоянные истории, а какие-то разовые?
С.Б.: Да, это клипы, но с Женей Федоровым мы сдружились, как говорится конкретно. И очень этому рады, и надеемся на дальнейшее сотрудничество. Это хорошая история, когда публичные люди поддерживают благотворительные проекты и являются примером для окружающих.

Д.Б.: Слушай, но у вас такая форма благотворительности, которая несколько отличается от того, что мы все привыкли видеть.
С.Б.: Да, это безусловно. Мы развиваем направление «легкой» помощи.

Д.Б.: Переформулируй, плиз
С.Б.: Понимаешь, если бы мы были в одной линейке с ТОПовыми сериалами, то, наверное, у нас бы было все совсем безоблачно и здорово. Изначально мы сознательно избегали конкретной связи с благотворительностью. Мы хотели, чтобы зрители смотрели мультики и покупали товары со звериками. Но сейчас мы меняем курс и делаем упор на то, что мы благотворительный проект. Однако стараемся говорить о благотворительности только с позитивной стороны, рассказываем нашим зрителям добрые истории, связанные с благотворительным фондом AdVita. В ключе «не тяжелом» для зрителя. И Говорим о том, что помогать, на самом деле, легко и от того, что ты кому-то помог, порой улучшается настроение. И люди чувствуют этот обмен эмоциями, поддержку друг друга…

Д.Б.: Есть еще один момент. Вы все-таки делаете конкретный продукт. Мультфильм, эта не такая история, когда тебе говорят: «Дайте нам денег, нам нужно».
С.Б.: Да, мне кажется это хорошая концепция, когда ты покупаешь что-то и знаешь, что часть денег идет на благое дело. У нас для этого есть целые серии нужных вещей таких как: карандаши, тетради, игрушки с «летающими зверьми». Деньги с продажи этих вещей идут на благотворительные дела.

Д.Б.: Какие планы на будущее?
С.Б.: Сейчас мы работаем над кукольным шоу, там будут настоящие куклы в духе «Улицы Сезам». И мультик про всякие девчачьи штучки тоже в разработке.

Д.Б.: Где это можно будет смотреть?
С.Б.: Пока это будет youtube.com.

Д.Б.: Ты говорила, что проект появился из детских анимационных программ, а кто все-таки был инициатором?
С.Б.: Ничего бы не было без административного директора AdVita Елены Грачевой, нашего художественного руководителя Миши Сафронова и нашего директора Нади Федяевской. Они и придумали этот проект для «легкой» благотворительности. У нас дружный коллектив, есть семейные пары, давнишние друзья, весело живем в нашем большом офисе с окнами в потолке (смеется).

На фото: Миша Сафронов и Елена Грачева

Д.Б.: А сколько человек всего трудится над созданием «Летающих зверей»?
С.Б.: Около сорока.

Д.Б.: А сколько в целом людей нужно для того, чтобы получился мультик?
С.Б.: Вообще на этот вопрос лучше бы ответил Миша, но я постараюсь не ошибиться. Есть сценарист, есть режиссер, нужны актеры, чтобы озвучить реплики. В анимации такое правило – сначала озвучка, а потом все остальное. Проще наложить картинку на звук, чем наоборот. Режиссер делает аниматик (черновой вариант мультфильма). После того, как аниматик утверждается, он попадает к главному художнику, который разрабатывает концепции фонов и новых персонажей. Затем художники рисуют персонажей и фоны. Далее идут процессы под магическими названиями сетап и лэйаут, это опять-таки подготовительные этапы для того, чтобы персонажи правильно двигались. И вот после всего этого аниматоры заставляют картинки двигаться. Вообще еще есть гигантская работу студии озвучания, они делают специальные шумы, подготавливают и записывают музыку. Это долгий рассказ, для этого нужно отдельное интервью.

Д.Б.: Сколько этот процесс длиться по времени?
С.Б.: От сценария до финальной версии может пройти до полугода, но на саму серию выходит в среднем месяц-два.

Д.Б.: А где вы берете сценарии?
С.Б.: Раньше сценарии писались силами студийцев, худруком Мишей Сафронов, аниматорами Машей Дубровиной, Сашей Пивоваровой и другими. Но сейчас мы пошли дальше. У Миши есть сценарные курсы (и режиссерские) и одним из финальных заданий является написание сценариев к «Летающим зверям» или к «Машинкам». Также мы сотрудничаем и со сценаристами студии «Паровоз», к примеру.

Д.Б.: Есть какие-то интересные истории о новых сценаристах, которые прошли курсы?
С.Б.: Конечно! Это изначально люди, которые зачастую не имеют специального образования, просто им в какой-то момент захотелось попробовать, и Миша в этом смысле открывает таланты. Так недавно я брала интервью у одной нашей сценаристки из Израиля, она написала мне очень трогательное письмо: рассказала как Летающие звери и Миша повлияли на ее жизнь, и что теперь она хочет пройти курс больничной клоунады и работать в больнице.

Получается, что мы помогаем всем.

Читать еще

Профессия: ювелир

Даша Богачкина: Иван, скажи, пожалуйста, как тебе пришла идея стать ювелиром?
Иван Кит: Предпосылок не было никаких. Учился в школе с углубленным английским языком. Затем, учась в институте на инженера, начал работать в фирме, которая занималась поставкой электротехнического оборудования из Швейцарии по всей России. Компания хорошо развивалась, но в какой-то момент, мне начало казаться, что я в «дне сурка». Тогда я решил написать заявление об уходе с мыслью, что перейду в другую фирму, чтобы заняться чем-то новым и интересным. Захотелось перемен. Стал ходить на собеседования по тому же направлению, где работал ранее. В одной фирме мне понравилось, показалось, что это оно. Обещали позвонить в течение месяца, но в результате не взяли, сказав, что я слишком молод. Это меня расстроило, и я решил какое-то время посвятить себе, благо у меня была финансовая «подушка безопасности», благодаря предыдущей работе.

Д.Б.: То есть в ситуации «свободного плавания» есть как плюсы, так и минусы?
И.К.: Конечно. С одной стороны – это достаточно напряженная ситуация, а с другой – можно привести мысли в порядок, заняться здоровьем и т.п.

Д.Б.: Что было самым трудным в этой ситуации?
И.К.: Удивляло то, что не смотря на свободное время, ничего не успевал сделать из намеченного. Дни летели очень быстро, а я продолжал топтаться на месте, не чувствовал, что куда-то двигаюсь. В какой-то момент пришло понимание, что жизнь не должна сводиться лишь к наслаждению и созерцанию. Надо стать кем-то, чего-то стоить в этой жизни, сделать себя богаче и духовнее. Не очень понятно почему, но меня в этот момент стали интересовать какие-то антикварные бусины из стекла, серебряные значки из Тибета и т.п.

Д.Б.: Но что-то все-таки тебя подвигло?
И.К.: Одно время  я общался с духовными людьми. Возможно поэтому меня потянуло к вещам с историей, которым 100-150 лет. Я не заметил, как стал заказывать все больше таких вещей через интернет. В какой-то момент мне захотелось заказать браслет с серебряными бусинами. А пока я его ждал пришло понимание, что такие бусины я смогу сделать сам, поэтому стал искать возможности обучения ювелирному делу в Москве. Я наткнулся в интернете на женщину-ювелира (Ира Фрид), набрался наглости, написал ей, сказал, что очень нравится то, что она делает, хочется научиться также, хотя я ничего не умею. Получил ответное письмо о том, что ей нужен человек с опытом и своим инструментом, но Ирина посоветовала ювелирную школу, куда можно обратиться. Взвесив все «за» и «против», я решил обратиться в рекомендованную школу. Довольно серьезная плата за обучение (около 100 тыс. руб.) не испугала. Мне пригодились навыки управленца, так как я договорился о дополнительных занятиях и возможности планирования своего обучения.

Д.Б.: А какое чувство ты испытал, когда после своей офисной работы смог взять в руки вещь, сделанную тобой?
И.К.: Даже сложно описать это чувство, испытываешь огромное эстетическое удовольствие.

Д.Б.: Как ты думаешь, надо ли городским жителям уметь что-то делать своими руками?
И.К.: Мне кажется, что человеку очень полезно развивать себя в разных направлениях, хотя я и не считаю это обязательным. Проживать день за днем и не привнося ничего нового скучно по-моему.

Д.Б.: Итак, ты разнообразил свою жизнь, что было потом?
И.К.: Потом было еще два месяца обучения, когда я осваивал разные способы изготовления украшений, виды изделий и т.п. Мне нравилось, но я понимал, что это очень затратно и физически, и материально. Я арендовал мастерскую с инструментом и стал делать небольшое количество украшений, пытаясь реализовать их через социальные сети. Даже появились небольшие заказы.

Д.Б.: Кто были твои первые клиенты?
И.К.: Точно не близкие друзья, которые меня не понимали. Начались эксперименты, в процессе которых я понял, что далеко не всегда твое видение нравится всем остальным.

Д.Б.: Как с этим бороться?
И.К.: С этим не обязательно бороться. Надо понимать какая у тебя цель. Если ты хочешь просто реализовать себя, то можно работать в своем стиле, но если это бизнес – надо учитывать желания клиентов. Например, одна моя знакомая попросила сделать подвеску с ее именем. Мне казалось, что это неинтересное решение, но после поступил еще один подобный заказ, затем еще… На сегодняшний момент я сделал таких именных украшений уже больше двадцати. В этом я вижу уважение к чужому мнению, тем более, что люди это финансируют. Поэтому я считаю, что важно соблюдать баланс между собственным и чужими мнениями. Это позволяет реализовать себя как художника.

Д.Б.: Что было после того, как ты выполнил эти стандартные «именные» заказы? Как ты развивался дальше?
И.К.: Я включил менеджера. Ко мне пришла девушка Алиса, которая пробовала что-то делать, но совершенно в ином стиле. Я понял, что стал изживать себя, топчусь на месте. В этот момент судьба свела меня случайно с мастером, который имел свою мастерскую. Я набрался наглости и попросился к нему в подмастерья, хотя понимал, что, возможно, придется наступить на свою самооценку. Но желание стать профессионалом было сильнее, так как мастер был высокого уровня. Обучение проходило семь дней в неделю около года. Мастер много дал мне, научив различным технологиям, работе с камнями, ввел в ювелирный мир, за что я ему очень благодарен.

Д.Б.: А как реагировали на перемены в твоей жизни близкие люди?
И.К.: Не очень хорошо. Я считаю, что твои близкие не должны страдать от твоих увлечений. Родители не принимали всерьез мои занятия, хотя сейчас все изменилось.

Д.Б.: Что тебе давало дополнительную мотивацию для развития?
И.К.: Первое время это были лишь мои амбиции, моя ответственность мужчины перед семьей.

Д.Б.: А как возник ваш совместный с Алисой бренд?
И.К.: Мы получали новые знания и возникали новые идеи, новые силы. Примерно в феврале-марте 2015 года мы пришли к решению, какие украшения хотим делать. Главная модель на тот момент – ограненная серебряная пирамидка. Наши украшения достаточно оригинальны, хотя мы приходили к современному решению постепенно, методом проб и ошибок. Мы стали развиваться, учитывая запросы клиентом, и их материальные возможности. Я в основном занимаюсь изготовлением, а Алиса придумывает дизайн. Работа нас очень сблизила. Алиса – моя муза, поэтому наш бренд сейчас – это семейный бренд.

ЗРИТЕЛЬ: Как можно придумать украшение и при этом не украсть идею?
И.К.: Не получится. Есть фраза: «Хорошие мастера копируют, а великие – крадут». Алисина подруга как-то сказала, что «наши предки украли все наши идеи». Мне кажется, что то, что сейчас происходит – это вариации на тему того, что было раньше. Если ты чувствуешь себя художником, то подхваченную идею дорабатываете, привносите что-то свое. Я стараюсь следить за работой мировых мастеров, поэтому что-то подхватываю у великих, иногда и не осознанно.

ЗРИТЕЛЬ: Были ли какие-то мистические случаи, когда человек говорил, что не может взаимодействовать с каким-то камнем, украшением?
И.К.: Я таких случаев не знаю, хотя периодически слышу что-то о камнях из области эзотерики. Пытаюсь на это не обращать внимания, а отдаю такую информацию на суд клиента. Я стараюсь делать украшения, которые нравятся мне и клиенту. Хотя я наслышан об историях, когда камни как-то вредят, или, наоборот, помогают по жизни.

Д.Б.: В этой связи с тобой взаимодействуют астрологи?
И.К.: Нет.

ЗРИТЕЛЬ: Сильно ли изменился круг твоих друзей?
И.К.: Изменился. Я начал работать в другом режиме, пытаясь сделать из себя значимого человека, занимаясь практическим делом. Круг сократился, так как другие цели, ориентиры по жизни… Пусть каждый идет своей дорогой.

ЗРИТЕЛЬ: Есть ли желание создать собственную ювелирную школу?
И.К.: Я для себя решил, что не буду вести мастер-классы. Ведение школы – это большая ответственность, сейчас мне еще самому надо многому научиться. Может быть когда-нибудь ближе к пенсии.

Д.Б.: Сколько у вас сейчас человек в штате?
И.К.: Нас двое, но часто мы прибегаем к помощи других ювелиров, которым доверяем. Конечно, хотелось бы разрастись, но пока это сложно.

ЗРИТЕЛЬ: Иван, Вы помните моменты, когда в Вас зародилось творчество?
И.К.: Задолго до занятия ювелиркой, еще учась в институте, я задумался над тем, что не умею рисовать. Я поступил в художественную школу, которую потом забросил из-за бытовых проблем и нехватки времени. Затем, когда уже занялся ювелирным делом, захотелось опять рисовать.

ЗРИТЕЛЬ: Какой инструмент ювелира самый главный?
И.К.: Это руки. Хотя я знаю много ювелиров, я в их числе, которые параллельно занимаются травматичным для рук видом спорта, например, ножевым боем.

Д.Б.: Чтобы ты пожелал ребятам, которые решают кем быть?
И.К.: Надо четко ставить цель, развивать свой кругозор, знать себе цену, а главное – оставаться ЧЕЛОВЕКОМ!

Читать еще

Барабаны, командировка, гастроли

«Маленькие гастроли» под названием Жизнь…

Осень началась стремительно и местами непредсказуемо. Через две недели работы на новом месте меня ожидала командировка в Санкт-Петербург, а в моих творческих планах было участие в фестивале «Яркие люди» на Дне города. Как ни крути, а получаются разноформатные гастроли. Но все по порядку.

Рабочая встреча. Кафе на Третьяковской. Знакомлюсь с основателями Торгово-благотворительной площадки «Один плюс один» Мишей и Андреем.

Миша Палей: Что тебе нужно для того, чтобы нормально работать?
Даша Богачкина: Чтобы мне не выносили мозг, не отчитывали за утренние опоздания, и определенная свобода в принятии решений… Ну и наличие социальной составляющей. Без нее от меня пользы мало.

Андрей Вишняков: А двенадцать мужиков в штате и ни одной дамы не пугает?
Д.Б.: Да как-то нет.

Так мы с ребятами ударили по рукам, и я стала пиарщиком «Один плюс один».

Что могу сказать через месяц? Дизайнер видит кельтский крест на столе, там, где его нет, начальник ставит клетку с хомяком на время командировки под икону, основатель (читай — главный) проекта уезжает черт знает куда выживать, преодолевать и искать медведей под водопадами, а за мной устойчиво закрепилось амплуа циника.

Ну что ж поделать? Работа в нашем сегменте, как ни крути, накладывает свой отпечаток и требует определенной жесткости и достаточно «холодного» отношения ко многим вещам, а юмор просто на просто незаменимая и порой спасительная пилюля. Так, например, пришли мы как-то с Андреем на встречу к одному из фондов. Как водится, поинтересовались о наличии у фонда амбассадоров. Одним словом, ведем стандартные переговоры и ничего не предвещало… И тут узнаем, что амбассадоры фонда очень уважаемые люди, но, к сожалению, почили с миром, оставив после себя лишь литературные произведения. И тут невольно вспоминаешь цитату из «Мюнхгаузена»:
— Какая у Вас богатая библиотека, господин Барон. Сколько редких книг…
— Да, многие с автографами…

Короче, я снова «спасаю мир» и это хорошо. Плюю через левое и стучу по бревну – дела идут – а порой и бегут.

Так вот Питер… Питер меня радует, и скажу честно, я бы там какое-то время пожила. Неожиданно, но все благотворительные организации, с которыми мы там встречались, оказались более чем позитивными.

Так нас совершенно поразил центр социальной адаптации инвалидов «Мастер Ок»: никаких намеков на жалость, четкая позиция и понимание своего направления — все очень достойно и с огромной силой духа. У ребят есть образовательные и обучающие программы, производственные цеха и возможность продавать плоды своего труда. Другими словами, они живое воплощение фразы: «Хочешь кому-то помочь, сначала помоги себе».

Очень интересный и динамично развивающийся проект «легкой» помощи «Летающие звери». Они делают мультики и привлекают к участию знаменитых артистов, таких как: Данила Козловский, Елизавета Боярская, Евгений Федоров. Всю прибыль направляют в фонд AdVita, который помогает людям с заболеваниями крови. Мы уже поддерживали их анонсами на «Тактики и практики», надеюсь, в ближайшее время сделаем много интересного вместе.

Ну и конечно, фонд «Острова», который, на мой взгляд, очень правильно и структурно подходит к вопросам помощи, то есть занимаются не просто поддержкой больных, а занимается развитием направления по борьбе с муковисцидозом в целом: обучает врачей, закупает оборудование. И опять же, повторюсь, это важнее адресной помощи. В первую очередь, потому, что хороший специалист и правильно поставленный диагноз могут спасти очень много жизней.

В общем, Питер для меня прекрасен в любое время года и при любой погоде. А еще хотелось бы, чтобы в этом городе на улицах всегда звучали Depesh Mode, INXS, «Кино» и Tequila Jazz.

А в Москве меня ожидало продолжение «гастрольной жизни» – выступление на Дне города в составе барабанщиков школы DrumTrain! И выступали мы пять раз за два дня. В парке им. Горького и на «Флаконе». Костя-таки сделал из меня человека. Да. И это было круто! Настолько круто, что мне перепало три секунды славы в новостях Первого канала.

А если говорить про впечатления, то уличные выступления – это отдельная философия. В этом есть азарт на грани с риском, открытость миру, доверие, недоверие, и ничем не заменимый дух свободы. В общем, шквал эмоций!

Уличная публика очень быстро дает обратную связь и это здорово. Как и то, когда ты можешь видеть результат своих усилий. И спасибо Косте, за то, что он дает ученикам такую реализацию.

Мы выступали вместе с фестивалем уличных театров «Яркие люди». С нами шли клоуны, ходулисты, пироженки – все те, кто вызывает в вашей голове ассоциации с фразой «яркие люди».

Д.Б.: Ульяна, где тебе больше нравится выступать? В парке в составе карнавала или на «Флаконе» отдельно?
Ульяна Первенкова: Мне на «Флаконе».

Д.Б.: Почему?
У.П.: Потому что мы там одни… Все на нас смотрят, танцуют… А тебе?

Д.Б.: А мне в карнавале.
У.П.: Потому что ты задаешь ритм и это взаимодействие. Ты играешь – клоуны танцуют… Как ни крути это выход эмоций и отдача.

Так мы рассуждали, возвращаясь с карнавала домой. И действительно, каждый наш выход, выезд или реализация, это «маленькие гастроли» уличных театров под названием Жизнь, где есть свои клоуны, музыканты и даже пьяненькие зрители. А мы примеряем на себя все эти предлагаемые обстоятельства и маски, оставляя за кадром эмоции, пытаясь сохранить равновесие между открытостью миру и чем-то личным…

Читать еще

Самолеты России

Стас Пустынников задает вопрос пилоту:

Александр Головкин, пилот гражданской авиации: Отличный вопрос! В России производят замечательные военные самолеты, которые превосходят большинство зарубежных военных самолетов этого класса.

Кроме того, в нашей стране также производят самолеты для перевозки пассажиров, грузов и почты.

Они не уступают в надежности военным, не менее надежные и имеют хорошие летные характеристики. Но, к сожалению, их топливная «неэкономичность» и повышенный уровень шума двигателей не позволяет им конкурировать с западными аналогами.

В настоящее время в России производят гражданский самолет Sukhoi Superjet, который соответствует эирбасам и боингам по своим летным и экономическим характеристикам. При дальнейшем развитии сервисной сети, Sukhoi Superjet составит серьезную конкуренцию мировым лидерам авиастроения. А в скором времени мы увидим еще один новейший отечественный гражданский самолет МС21, который сможет заменить часть зарубежного авиапарка российских авиакомпаний.

С наилучшими пожеланиями к подрастающему авиатору России!

Ждем ваших видеовопросов на info@taktikiipraktiki.ru

Читать еще

Фридайвинг

В продолжении темы о фридайвинге наши партнеры из Lingualeo сделали подборку документальных фильмов на английском языке и подготовили небольшой glossary… но обо всем по порядку.

“That dive is a journey to the very limits of human possibility, a journey into the unknown”.
Погружение — это путешествие к пределам человеческих возможностей, путешествие в неизвестное!
Guillaume Nery.

Фото: Guillaume Nery\Гийом Нери

Термин “фридайвинг” (freediving) образован от слияния двух английских слов: “free” (свободно) и “dive” (нырять). Это самый древний способ человека взаимодействия с водной стихией. Немного истории по теме здесь.

Сейчас фридрайвинг – это спорт. Или нет, даже не так! Это жизнь по другую сторону воды!

Мы отобрали несколько документальных фильмов на английском языке, которые помогут посмотреть на фридайвинг изнутри, почувствовать магию погружения, увидеть героев фридайвинга.

Также мы составили небольшой словарь с основными терминами.

Дисциплины фридайвинга (термины официальные, применяются в соревнованиях):

Constant Weight (CWT)
Погружение в глубину с постоянным весом в ластах. У фридайверов это самый популярный вид ныряния.

Constant No-Fins (CNF)
Погружение в глубину с постоянным весом без ласт. Постоянный вес – груз, который фридайвер берет с собой, чтобы эффективно преодолеть зону положительной плавучести, и с которым он должен вынырнуть. На соревнованиях необходимо предварительно заказать глубину погружения.

Free Immersion (FIM)
Свободное погружение в глубину с использованием троса. Спортсмены подтягиваются по тросе на руках.

Dynamic (DYN)
Погружение под водой в длину с задержкой дыхания на максимально возможную дистанцию без учета времени.

Dynamic No Fins (DNF)
Погружение в длину без ласт с задержкой дыхания на максимально возможную дистанцию без учета времени. Соревнования проводятся в бассейне. Фридайвер может передвигаться под водой любым способом.

Static (STA)
На соревнованиях по статической задержке дыхания целью фридайвера является максимальное время задержки дыхания в покое.

Variable Weight (VWT)
Дисциплина, при которой фридайвер спускается вниз с помощью дополнительного груза и поднимается вверх на задержке дыхания, используя силу собственных мышц. Разрешается подниматься, подтягиваясь по тросу. Переменный вес – одна из двух дисциплин, в которой используется специальная тележка (след) для спуска вниз.

No-Limits
Погружение без ограничений – это ныряние в глубину со следом и подъем на шаре, который фридайвер наполняет воздухом на глубине из баллона, расположенного на следе.

 

Blackout-related terms (термины, связанные с тем, как организм человека реагирует на недостаток кислорода).
Blackout
Временная потеря сознания в результате недостаточного поступления кислорода к мозгу.

Hypoxia
Гипоксия – пониженное содержание кислорода в тканях.

Anoxia
Аноксия – полная отсутствия кислорода в тканях.

Hypocapnia
Гипокапния – пониженное содержание углекислого газа в артериальной крови. Она возникает при глубоком и частом дыхании перед нырянием с задержкой дыхания.

Samba/LMC
Самба – экстремальный уровень гипоксии, при котором происходит потеря моторного контроля.

Cyanosis
Цианоз – синюшная окраска кожи и слизистых оболочек, возникающая в результате недостаточного содержания кислорода в крови.

Whiteout
Потеря сознания в результате отсутствия достаточного количества углекислого газа в организме.

Competition terms (термины, связанные с процессом соревнований)
Official Top
Официальное время старта, за которое фридайверу нужно начать погружение (в течение 30 секунд для морских дисциплин, и в течение 10 секунд для бассейна).

White/Yellow/Red Card
Да, да и здесь существует красная карточка! Карточки показывает судья. Белая карточка показывает, что выступление прошло без помарок, желтая — хорошее выступление, но со штрафными баллами, красная — дисквалификация.

Surface Protocol
Эта серия действий спортсменов, которая должна выполняться после любого погружения, плавания или статической задержки дыхания. Фридайвер должен снять специальное оборудование с лица, дать сигнал «Хорошо» и сказать «Я в порядке» (“I’m okay”) на английском языке в течение 15 секунд после того, как закончилось выступление. Несоблюдение этого требования приводит к дисквалификации.

Announced Performance
Официальная предварительная заявка спортсмена – результат, который он планирует.

Realized Performance
Реальные результаты фридрайвера, которые он получил на соревнованиях.

Tag
Метка, которую укрепляют на указанной спортсменом глубине. Фридрайвер должен ее достичь, взять с собой на поверхность и предъявить судьям (в глубинных дисциплинах).

 

Equipment (Оборудование)
Counter-Balance
Противовес, страховочная система фридрайвера, которая используется во время соревнований на глубине. В случае опасности она позволяет оперативно поднять спортсмена.

Lanyard
Линьярд – часть снаряжения, состоящего из карабина, жесткого металлического троса и крепежного ремня, которая крепится к спортсмену и к страховочному тросу. Так фридайвер застрахован от потери троса.

Plate
“Тарелка” – круглый кусок ярко окрашенного пластика, к которому, на заказанной фридрайвером глубине, крепятся теги.

Candy Cane
Маркировка троса на финальных двух метрах перед заявленной спортсменом глубиной, предупреждающая фридрайвера, что он приближается к концу.

Lube
Жидкое средство, которые обычно делается из кондиционера и воды. Облегчает надевание гидрокостюма.

Fluid Goggles
Специальные очки с диоптриями. Они позволяют видеть сквозь жидкость. Очки заполняются физиологическим раствором или соленой водой.

 

General freediving lingo (слэнг фридайверов)
Turning
Завершение погружения до достижения заявленной глубины.

Peak Inhalation
Заполнение легких воздухом при подготовке в задержке дыхания (апноэ), начиная с диафрагмы и перемещая воздух в верхнюю часть легких.

Kick Cycle
Количество гребков, которые нужны фридрайверу для того, чтобы достичь глубины.

Sink Phase
Прекращение гребков, когда фридайвер достигает отрицательной плавучести и начинается свободное падение.

Grouper call/Mouth Fill
Техника, которая позволяет протолкнуть воздух из легких в рот и дальше в слуховые трубы, чтобы выровнять давление в ушах. Часто используется в глубоководных соревнованиях.

Squeeze
Обжатие или баротравма, полученная в результате сжатия органов, связанных с дыханием. Может произойти с ушами, гортанью, носовыми пазухами, лицом и др.

Personal Best (PB)
Лучший результат фридрайвера – глубина, длина или статическая задержка дыхания.

Functional Residual Capacity (FRC) Diving/Negative Pressure Diving
Погружение только на пассивном выдохе, часто используется для повышения гибкости и практики стабилизации.

Narc-ed
Азотный наркоз. Симптомы: дезориентация на глубине. Причина: повышенное влияние азота, как правило, возникает из-за увеличения давления воды.

Гипнотический наркоз, который не проходит никогда

Narcos
Первый фильм так и называется Narcos (Narcosis). Гийом Нери (Guillaume Nery) – французский фридайвер, специализирующийся на категории Constant Weight, несколько раз устанавливал мировые рекорды по погружению. Гийом снялся в фильме, который рассказывает о состоянии Narc-ed. Это просто очень красивое завораживающие кино, которое основано на его личных галлюцинациях.

 

The Passage
Тоже посвящен Гийому Нери и его экспедиции по подводному миру Юкатан. К сожалению, в бесплатном доступе этого фильма нет. Но финальную сцену можно посмотреть:

Прекрасные съемки, гипнотическая музыка, завораживающая свобода погружения, ощущения могущества человека, когда он плывет на глубине, словно рыба. Кстати, вот здесь Гийом Нери рассказывает очень подробно о том, как работает тело при свободном погружении, своих ощущениях, физиологии. Это его выступление на TED. То, как он рассказывает заставляет представить все воочию, буквально почувствовать давление воды на теле.

 

Ocean Men

 

Фильм про двух великих фридрайверов – Пипина Феррераса и Умберто Пелиццари – не единожды установивших мировые рекорды по погружению. Они соперничали и желали совершенства: погрузиться глубже, чем кто-либо ранее на одном вдохе! Их потрясающая любовь к морю, свободе, преодолению себя и стремление к своей цели – вот о чем этот фильм.

 

Film No Limits

https://www.youtube.com/watch?v=2tqLPwJHMM4

Документальный фильм. Снят о несчастном случае, произошедшем с Одри Местре (женой одного из героев прошлого фильма – Пипина Феррераса). Фильм эмоциональный, о трагическом дне, когда Одри погибла во время попытки установления мирового рекорда в No Limits.

 

PRESSURE

«Давление» – очень красивый фильм; фильм-путешествие не только в глубины моря, но и внутрь человека, который хочет выйти за пределы своих возможностей.

Мигель Лозано (Miguel Lozano) – один из самых глубоководных фридайверов. Этот фильм – документальный дневник его подготовки к новому личному рекорду – 121 метр.

 

Dying to dive

Работа журналистов канала Russia Today. Прежде всего, это рассказ о русских фридрайверах, но на английском языке!
В том числе в фильме рассказывается про Наталью Молчанову – одну из самых известных женщин во фридайвинге – первой в мире среди женщин, задержавшая дыхание более чем на девять минут. Она также трагически погибла во время одного из погружений.

 

WATER BORN TV

Это целый канал на youtube, состоящий из серии короткометражных фильмов. Каждый снят в разных уголках планеты при участии известных фридайверов. Цель проекта: показать красоту фридайвинга и подводного мира.

Иллюстрации предоставлены проектом Lingualeo

Читать еще