Новости

Профессия: географ

Даша Богачкина: Добрый вечер! Сегодня мы поговорим о профессии географ. У нас в гостях член-корреспондент РАН, директор Института географии РАН, лауреат Нобелевской премии мира в составе группы ученых IPCC (2007), доктор географических наук, профессор Ольга Николаевна Соломина. Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в профессию?
Ольга Соломина: По образованию я историк, окончила вечернее отделение исторического факультета МГУ. Так получилось, что после первого курса я поехала в экспедицию с сотрудниками Института географии работать поварихой. Это была поездка на Кавказ. Я была поражена природной красотой и по-хорошему позавидовала людям, которые профессионально занимаются изучением почв, ледников и т.п. Сама же я в это время работала в отделе писем газеты «Известия» и раскладывала карточки по алфавиту.

Когда мы вернулись в Москву, то один из сотрудников пригласил меня помочь ему в распечатывании диссертации. Я с удовольствием перешла на работу в Институт географии на должность младшего лаборанта и с тех пор там и нахожусь.

Пригласивший меня сотрудник стал моим научным руководителем. И так началась моя «двойная жизнь»: вечером я продолжала учиться на историка, а днем была «недоделанным» географом. Коллеги, подшучивая надо мной, принимали у меня экзамены по материалам географии, а я относилась ко всему серьезно и изучала специальную литературу. Мне очень нравились полевые экспедиции, очень нравилась гляциология (изучение льдов).

После двух неудавшихся попыток написания диссертации из-за потери интереса к выбранным темам, я наконец начала работать под руководством Л.Р. Серебрянного, с которым у нас было много совместных полевых работ по проблемам древних оледенений и климата в горах. Сам Л.Р. Серебрянный занимался в основном споро-пыльцевым анализом, благодаря которому можно было установить, каким был климат, как происходило его колебание, то есть это очень информативный метод.

С легкой руки своего руководителя я занималась изучением колебания ледников, которые также связаны с климатом. Гляциологи могут посчитать как изменяется температура при движении ледников. Именно этой теме и была посвящена моя кандидатская диссертация.

Далее я продолжала заниматься изучением этой проблемы, но в 90-е годы финансирование науки практически прекратилось и многие ушли из профессии. На мой взгляд, фундаментальная наука сохранилась лишь потому, что ученые нашли заграничные гранты и временно уехали из страны. Я, например, полгода была в Германии, где и написала докторскую диссертацию, которую защитила по возвращению в Россию. Тем не менее считаю, что профессии «географ» не существует. Почему я так говорю?

География – это система наук, многие из которых имеют лишь частичное отношение к географии, например, гляциология. Мы занимаемся реконструкцией климата, а это очень сложно, много приборов, много физики… К сожалению, географическое образование и география на практике очень плохо между собой сочетаются, так как нужны специалисты другого профиля. Как ни странно, лучшие географы получаются не из географов. Именно поэтому большинство сотрудников нашего института на вопрос о принадлежности к профессии, скорее всего, назовут более узкое направление, например, орнитолог.

Д.Б.: А орнитология относится к географии?
О.С.: Она относится к биологии, а вот миграция птиц изучается с помощью географических систем, например, на птиц вешают датчики и следят за миграцией с помощью космических аппаратов, а затем наносят эти пути на карту. У нас очень интересное направление  – социальная география — чем сейчас я начала активно интересоваться.

Д.Б.: Расскажите поподробнее…
О.С.: Наиболее распространена социально-экономическая география. Есть у нас электоральная география, изучающая в каких регионах и за кого будут голосовать; есть культурная, региональная география. Есть у нас в институте специалист по географии интернета. Все проблемы, которые имеют пространственную привязку, можно назвать «географией».

Д.Б.: Фундаментальными науками считаются какие?
О.С.: Это физическая и социально-экономическая география. Инструментарий совершенно разный, поэтому нас постоянно пытаются разделить на две части.

Д.Б.: Давайте поговорим подробнее о направлении, которым занимаетесь Вы, то есть о реконструкции климата. Что это такое, зачем это нужно и где применимо?
О.С.: Начнем с применения. Метеорология отвечает на вопрос «какая погода будет завтра, через неделю и т.д.?», а климатология отвечает на вопрос «какая погода (климат) будет, например, через 30 лет». Период наблюдения за погодой очень короткий для климатологов (100 лет и менее). За такой срок сложно понять динамику, выяснить причины изменения. Например, за последние 150 лет температура повысилась на 1,5 градуса. Это очень много, так как в различных регионах это изменение может быть еще бОльшим. Меняется сезонность, зима короче, снега меньше. Хочется понять, бывало ли так раньше. Такими вопросами занимается палеоклиматология. А как это можно узнать? Глобальными событиями, происходящими на Земле, занимается геология, но для нас значимыми периодами является промежуток 12 000 лет назад, то есть то, что связано с человеком. За это время реконструированы летние температуры за каждый год для Европы. В основе реконструкции лежит оценка колец деревьев. Например, лиственница может сохраняться 600-700 лет, если из нее взять керн (высверленный кусок древесины) и измерить ширину колец, а затем сравнить эту ширину с метеонаблюдениями, то можно обнаружить четкую корреляцию: чем теплее, тем кольцо шире, и наоборот. На основе этой линейной связи можно сделать количественную реконструкцию. Таким образом, можно получить ряд изменения температуры за 600 лет. Это важно для понимания колебания климата. Также можно реконструировать увлажненность\засуху, что значимо для сельского хозяйства.

Есть и другие источники определения колебания климата, например, ледники. Можно исследовать состав ледниковых отложений. Лед прирастает подобно кольцам на деревьях и эту границу видно на довольно большой глубине (летний лед темнее зимнего). Правда, получаемая информация немного другая. Есть также озерные отложения, которые тоже полосатые и дают определенную климатическую характеристику.

Расскажу как же возможно описать изменчивость климата на протяжении 12 000 лет. С помощью метода перекрестного датирования. Измеряется ширина колец современного дерева, когда нам известен температурный режим, устанавливается соответствие. Если в древних отложениях находится кусок дерева, то возможно и установление климатических характеристик в том периоде, сравнивая древний кусок с современным. Таким образом, мы наращиваем временные периоды. Часто это помогает в определении возраста археологических артефактов, например, древних икон написанных на доске. Данный метод взят на вооружение юристами, когда устанавливаются факты незаконной вырубки.

ЗРИТЕЛЬ: Вами накоплен уже достаточно большой банк данных?
О.С.: Да, хотя и не такой большой, как в Европе. В России мало старых деревьев. Лес активно вырубался, особенно в 18 веке. Самая старая хронология на Соловках (девять веков) и в Вологде (восемь веков). А благодаря вечной мерзлоте в Сибири этот период охватывает 7 000-8 000 лет.

ЗРИТЕЛЬ: Такими проблемами занимается только Институт географии в Москве?
О.С.: Есть несколько крупных центров. Самый старый и продвинутый – Институт леса в Красноярске, есть коллеги в Екатеринбурге, есть лаборатория в Институте археологии. Есть отдельные люди в стране, которые занимаются проблемами климата и профессиональное сообщество, которое собирается раз в два года.

Д.Б.: Вы стали нобелевским лауреатом в составе группы ученых…
О.С.: Да, премия мира была дана межправительственной комиссии по климатическим изменениям. Это международная организация ученых, которая возникла в 90-е годы под эгидой ЮНЕСКО и еще нескольких организаций. История связана с тем, что в какую-то минуту ученые поняли – с климатом что-то происходит, а мы достоверно не знаем причины глобального потепления. До сих пор есть две разные точки зрения:
Первая: потепление связано с антропогенными факторами;
Вторая: это естественный процесс колебания климата.

Созданная межправительственная комиссия должна была выработать рекомендации правительствам стран о дальнейших действиях в данном направлении. Эксперты собираются раз в четыре года, обсуждают проблемы и пишут огромный том, в котором содержится оценка накопленного за четыре года материала и даются рекомендации. Выпускается три тома по 500-600 страниц:
Первый: физические основы изменения климата;
Второй: влияние этих изменений на биоту;
Третий: рекомендации, как следует исключить эти последствия.

Есть еще и четвертое издание, небольшое по объему, где в сжатом виде изложено состояние дел, и оно переведено на русский язык.

Я попала в эту организацию в начале 2000-х годов. Эксперты в организации периодически меняются. Мне посчастливилось там проработать два срока. Это был совершенно необыкновенный опыт. Я оказалась среди людей, с кем даже и не мечтала общаться. Это звезды первой величины. Я участвовала в написании главы по палеоклимату. Приходилось сталкиваться с мнением противников глобального потепления, которые утверждали, что метеостанции, которые 100 лет назад находились за городом, сейчас в городской черте, где температура всегда выше, а следовательно, нет никакого потепления.

Д.Б.: Так глобальное потепление есть? Что с этим делать?
О.С.: Есть, так как это фиксируется приборами. Основная гипотеза – парниковые газы, количество которых в атмосфере увеличивается, и в этом нет сомнения. Пытаются регулировать выбросы с помощью современных технологий, межгосударственных квот. Однако, в процессе глобального потепления есть большая доля природной изменчивости. Например, деятельность вулканов, особенно расположенных в тропиках, может сильно влиять на климат. В высоких выбросах присутствует сера, благодаря которой повышается отражательная способность нашей атмосферы и снижается температура

Д.Б.: Географ-климатолог должен обладать глобальным мышлением?
О.С.: Да, если занимается моделированием. Ты должен сформировать концепцию, включить в нее соответствующие критерии. С каждым годом эти модели становятся все сложнее. Существуют также и климатологи-практики, которые делают конкретные прогнозы о природных катастрофах, например.

ЗРИТЕЛЬ: Какой, с Вашей точки зрения, наиболее благоприятный для человека климат?
О.С.: Такой вопрос также решался в рамках озвученного международного проекта. Мне кажется, что здесь нет однозначного ответа. Много зависит от того, где ты родился, так как организм подстроен под климат.

ЗРИТЕЛЬ: В 20 веке наблюдалась дифференциация наук, а в 21 веке, на мой взгляд, нужна интеграция. Может быть география окажется в этой связи очень востребована?
О.С.: Дело в том, что интеграция осуществляется на базе материалов анализа узкими специалистами, иначе это может привести к выхолащиванию многих важных данных.

Д.Б.: Скажите, пожалуйста, данные исследования о глобальном потеплении есть в открытом доступе?
О.С.: Конечно, но мало популярной русскоязычной литературы. В этой связи приглашаю к нам в Институт географии. У нас есть вечерний клуб, лектории. В следующем году мы будем отмечать 100-летие. К этой дате приурочены популярные лектории о деятельности нашего института. Вся информация о мероприятиях размещается на сайте Института географии РАН.

Д.Б.: Как много к вам сейчас приходит молодежи…
О.С.: Да, как ни странно, у нас достаточно много молодых людей, но они находятся в нестабильном состоянии, что обусловлено развитием науки в РФ. Есть много грантов для молодежи (до 35 лет), а дальше все туманно. Надо что-то делать с образованием, изучать фундаментальные науки, сократить бюрократические требования. Тем не менее, география – это большое многообразие, где многие могут найти применение люди, имеющие самые разные интересы.

Читать еще

НГ необыкновенный

Новый год — праздник, наполненный магией и сюрпризами. Звучит заманчиво, но как вести себя, когда эти самые неожиданности свалятся на голову? «ТиП» поговорили с людьми, для которых однажды НГ стал особенным, и выяснили стоит ли бояться крутых поворотов судьбы.

Александр Орлик, специалист по оптовой торговле:
Начнем с того, что в моей жизни часто происходит что-то странное и необъяснимое. Это проблемы, которых могло и не быть, но в итоге они появляются в самый неподходящий момент. А самое парадоксальное, что создают их люди, которые перестают меня ценить и начинают использовать. Честно говоря, я уже к этому привык, но для меня это навсегда останется загадкой.

Если верить в то, что каждая странность в нашей жизни – урок для нового этапа, то для меня это игра. Прошел уровень, другой, и чем дальше ты проходишь, тем сложнее. Если бы не было неожиданностей, то все бы окрасилось в серые тона.

Итак, на дворе 31 декабря 2014 года. Если правильно все помню, то на часах было 16:00. Я находился еще на работе и мы собирались закрываться. Мне звонит подруга с фразой о том, что ее последний шанс попасть на Новый год в Москву, только если я смогу забрать ее из Рязани. У меня не было настроения справлять праздник, дома никто не ждал, поэтому я согласился.

Туда я доехал довольно быстро, хотя до последнего был уверен, что не успею. Мы встретились, погрузили вещи и отправились в путь. Ничего не предвещало беды, но по дороге моя старая машина решила, что ей необходимо сломаться. Причем вышло из строя то, что я чинил пару месяцев назад. И так мы оказались в холодную зимнюю новогоднюю ночь на трассе в минус 15 со сломанной машиной. Я позвонил родителям. Мама начала переживать, а отец посмеялся и пожелал приятной ночи у костра.

Машины не останавливались. Все спешили к семьям. А время уже около 23 часов. Но наконец-то свершилось чудо. К нам подъехал дальнобойщик, дед с седой бородой до пояса, прям вылитый Санта Клаус, и взял нас на трос. Так мы доехали до ближайшей кофейни, где и встретили Новый год.

Читателям «Тактики и Практики» хочу пожелать всегда смотреть на жизнь с оптимизмом. Любой праздник мы делаем себе сами, и чем счастливее мы будем, тем быстрее найдем способ решения любой задачи. Если бы не дальнобойщик, который подвез нас, мы бы на дороге развели костер и встречали Новый год, ведь с нами было хорошее настроение.

Что касается этого Нового года, думаю, я не буду его отмечать. Приеду с работы и лягу спать. Но, как показала практика, загадывать ничего нельзя. Все может поменяться от одного телефонного звонка.

 

Татьяна Горюнова, бывшая сотрудница администрации в Якутском государственном университете им. М. К. Аммосова:
Эту новогоднюю историю можно было начать со слов:
«Мороз и солнце; день чудесный!»

Но правильнее будет:
«Однажды, в студеную зимнюю пору».

Зима 1977 года была морозная. Впрочем, в это время года всегда так в том месте, где все произошло.
Дело было в городе, про который ходят легенды о том, что там люди алмазы авоськами носят и кругом тундра, и все живут в юртах. Но это обычное российское место с жарким летом и чрезвычайно холодной, но невозможно солнечной, зимой.

Город Якутск, 31.12.77 г.
Этот Новый год оказался для нашей семьи нежданным. Что люди могут ждать в праздник, да и еще в те времена, когда и особых развлечений не было.

Телевизор, накрытый стол и небольшие подарки. Нам же привалил «большой» и «упитанный», но по порядку.
Встречать Новый год вся семья собралась у родителей. Помню, как все лепили пельмени, я параллельно готовила печенье. Не знаю, как в том далеком морозном и заснеженном Якутске мои родные достали арбуз, правда, не целый, а кусочек. Все были в предвкушении вкуснятины, особенно я, так как находилась на последнем месяце беременности.

Неожиданно мне стало плохо, и меня захотели увезти в роддом. Мои сопротивления и попытки перетерпеть закончились ничем. В два часа дня мы выехали. Я поверить не могла, что буду в новогоднюю ночь в больнице. Сестра любит вспоминать: «Сижу, леплю пельмени, смотрю в окно и плачу – Таню увозят в больницу, а как же она без пельмешек…»

В роддоме началось «веселье»: врачи остались дежурные и празднующие. Раньше все было нестрого, да и понятно, что у людей праздник. И сама я не планировала рожать… Положили меня одну в огромную палату. Не знаю была ли она такая большая, или мне показалось.
Когда начались роды, около меня оказалась только уборщица-санитарка. Она подскочила ко мне и заголосила так, что меня перекричала. За двадцать минут до наступления Нового года родилась моя дочка Наденька, крепенькая красивая девочка весом почти четыре килограмма.
Врачи продолжали отмечать, санитарка домывать полы. Неожиданно у меня появилась резкая боль в ушах. Вновь на помощь пришла «нянечка». Как же я ей благодарна по сей день. Она позвала врачей, которые засуетились вокруг меня. Дальше я смутно помню

Проснулась в этой же родовой палате одна. Безумно хотелось пить, но не давали целые сутки. Никто ничего не объяснял, да и я не интересовалась, хотелось только выпить хотя бы глоточек водички. Когда мне принесли наконец-то стакан воды, я поняла, что ничего вкуснее никогда не пила.
Что чувствовали мои родственники в тот момент сложно представить. Радость от рождения нашей девочки была омрачена моим состоянием, так как медики прогнозов не давали. Они умудрились даже напугать тем, что возможен летальный исход. Сестра рассказывала о том, что они были очень растеряны и думали о том, как будут воспитывать Наденьку, если не дай Бог что-то со мной случиться. К счастью, все обошлось и наша «новогодняя история» с дочкой закончилась замечательно.
Во время выписки из роддома я очень просила дату рождения дочки записать на первое января, но мне отказали. Если был бы мальчик, тогда бы согласились, чтобы на год позже в армию идти, а раз девочка, то пусть будет двойной праздник.

Иногда дочь ворчит, что у нее не настоящий День рождения. Все отмечают Новый год, а ее праздник отодвигается на второй план, но мы всегда помним о ней. Для меня это главный праздник, который я точно запомню на всю жизнь (и еще тот ломтик арбуза, и стакан воды).

Читателям «Тактики и Практики» хочу дать совет: если кто-нибудь из вас окажется в неожиданной ситуации, то скажите себе: «У меня все получится». Главное верить в лучшее и творить добро.

А я в этом году под бой курантов напишу пожелание, сожгу и выпью с шампанским, потому что верю в его исполнение, ведь для меня это волшебный праздник, который много лет назад подарил мне чудо!

Конечно, хочется верить, что все наши планы сбудутся. Но ведь порой кардинальные изменения приносят в нашу жизнь новые встречи, любовь, рождение детей и просто делают нас счастливее. Редакция «Тактики и Практики» желает всем вам в новом году сохранять открытость к новому и почаще утолять жажду приключений.

Фотографии принадлежат их авторам

Фото на главной: Ryan McGuire

Читать еще

The Tube

В продолжении темы метро наши партнеры из Lingualeo продолжают делиться интересными фактами о самом старом метро в мире – The London Tube. А первая часть материала ждет вас здесь.

Призраки лондонского метро
Прототип бездымного локомотива, построенный в 1861 году Robert Stephenson and Co, который никогда не приводился в действие, получил прозвище “Fowler’s Ghost” – «Привидение Фаулера». А заброшенные станции, известные как «призрачные» – Aldwych, Down Street и Lord’s – часто “находят работу” в кино.

Говорят, что призрак по имени Annie Naylor, мертвая модистка, известная как «Кричащий призрак», «преследует» Farringdon station. Точно так же призрак актера William Terris «преследует» станцую «Ковент-Гарден».

smokeless locomotive — бездымный локомотив
disused — заброшенный
milliner — модистка
aka — также называемый
spectre – призрак

Вторая мировая война и лондонское метро
В 1939 году метро стало центром эвакуации детей и беременных женщин из Лондона. В течение нескольких дней с его помощью эвакуировано 600 000 лондонцев.

Станция «Бромптон-Роуд» на линии «Пикадилли» была преобразована в подземный пункт управления противовоздушной обороны.

Несмотря на то, что в 1917 году метро уже использовалось в качестве бомбоубежища, правительство посчитало, что подземка должна использоваться по прямому назначению – для перевозки пассажиров. Плакаты предупреждали пассажиров о том, что станции метро «не должны использоваться в качестве убежищ».

7 сентября 1940 года район «Ист-Энд» подвергся первой тяжелой бомбардировке. Люди бросились на станции метро ​​и сотрудники не могли их остановить. Многие пассажиры обошли запрет, купив дешевые билеты на проезд, а затем отказались покинуть платформы. Поезда продолжали ходить во время авианалета, что привело к переполненным станциям, где смешались все: и пассажиры, и люди, ищущие убежища.

Пресса называла тех, кто укрылся в метро «Tubites»; в метро их называли «squatters».

Каждую ночь на глубоких подземных станциях ночевали около 177 000 человек.
«Droppers» рано пробирались на станции, бросали вещи, чтобы зарезервировать уголок, которые затем продавали. Начали создаваться комитеты и информационные бюллетени для проведения кампаний по улучшению условий.

8 октября 1940 года правительство объявила о прекращении запрета на укрытия на станциях метро. На Рождество 1940 года сотрудники метро распределили более 11 000 игрушек, предоставленных Американским фондом для детей, укрывающихся на станциях.

Пронумерованные двухъярусные кровати и система билетов были быстро установлены для уменьшения очереди и прекращении деятельности «Droppers». К концу войны на подземных станциях было установлено более 22 000 койко-мест.

Служба метрополитена “Tube Refreshment’s Service” каждую ночь раздавала семь тонн еды тем, кто укрывался в метро.

vulnerable — незащищенный
anti-aircraft — противовоздушный
air-raid shelter — бомбоубежище
ban — запрет
blitz — сильная бомбежка
squatters — поселившейся незаконно на незанятой земле
U-turn — поворот на 180 градусов
bunk bed — двухъярусная кровать
war-time — военное время
stairwell — лестничный пролет
paratroopers — воздушно-десантные войска

Любопытные факты
В 1978 году Hannah Dadds стала первой женщиной-машинистом поезда.

Обычно лондонское метро работает 24 часа только в Новый год, в 2012 году, когда в Лондоне проходили Олимпийские игры, оно также было открыто 24 часа в ночь церемоний открытия и закрытия.

Три младенца родились в лондонском метро.

По разным оценкам, около 500 000 мышей живут в лондонской подземке.

Комары, которые живут в туннелях метро, превратились в уникальный вид, известный своей прожорливостью. Биологи назвали их Culex pipiens molestus.

train driver — машинист поезда
underground train — поезд метро
depot — депо
green spaces — зеленые зоны
to play host — открыть двери для, принимать у себя
voracious — прожорливый

А теперь предлагаем выучить эти слова, потренировавшись в Lingualeo.
Переходите по ссылке и добавляйте набор в свой словарик.

Материал подготовлен данным сайта, посвященным 150 лондонского метро.

Иллюстрации предоставлены проектом Lingualeo

Читать еще

Каждый год 31 декабря…

Каждый год 31 декабря… кто-то проводит на работе. Вот и наших героев хлебом не корми – дай потрудиться. Даже под бой курантов у них на уме только сметы, проекты, брифы. А почему бы и да, подумали мы в «ТиП» и решили распросить их о работе в НГ подробнее!

«Работай, когда тебе грустно, — это единственное средство разогнать грусть. Работай, чтоб не впасть в тоску: ничто так не избавляет от унылой пустоты, как работа. Работай, когда тебе сопутствует успех: нет иного лекарства против «головокружения», кроме работы».

Немецкий писатель Иоганнес Роберт Бехер натолкнул нас на мысль о том, что профессия – лучшее лекарство не только от проблем, но и отличный способ провести время.

Полина Малярова, художественный постановщик в клипмейкинге: 31 декабря 2015 года в восемь часов вечера звонит мне друг и говорит: «У меня нет Снегурочки, ты как раз светленькая, поэтому, давай, ты заменишь ее». Я не задумываясь согласилась, так как для меня это гораздо лучше, чем дома нарезать салаты и заниматься сервировкой стола. Ну и дополнительный заработок никогда не был лишним, особенно для студентов.

Кстати, я привыкла постоянно работать, большую часть времени провожу на съемках, и порой вместо тусовок хочется поспать лишний час. Это я веду к тому, что если бы я отказалась, то посидела бы дома с оливье и шампанским и легла спать, а так время с пользой провела. Да и не праздник это для меня: я не ощущаю магического перехода из старого года в новый. Это еще одна ночь, которая отличается от остальных лишь боем курантов. Я считаю, что нужно ежедневно радовать себя и своих близких, а не ждать какого-то определенного дня.

Мои родные, конечно, были против, так как во все красные дни календаря за столом должна собираться вся семья, а тут еще и Новый год. В итоге они пошли мне навстречу, зная, что в два часа ночи я уже буду дома. В любом случае, посиделок избежать я не смогла.

После всей этой истории я поняла, что еще бы поработала в новогоднюю ночь. Я не переношу пробки и большое скопление людей в метро. А в канун праздника и на следующее утро никого нет. Можно спокойно и быстро везде добираться.

Читателям, которым предстоит работать 31-го, хочу посоветовать хорошенько выспаться днем и быть готовым к чрезмерному количеству Снегурочек и Дедов Морозов даже в самых неожиданных местах.

 

Анастасия Аркайкина, начальник колл-центра в туристической компании по работе с VIP-клиентами «Sodis»: Это была работа гардеробщицей в ночном клубе «Лондон» три ночи подряд. Если мне не изменяет память, то это был 2009 переходящий в 2010 год. Мы с ребятами делили смену. Многие были из других городов и на праздники хотели уехать к родным. Я из Москвы, и моя семья нейтрально относится к совместным мероприятиям. Так что мне ничего не мешало выйти в новогоднюю ночь. Планов тоже никаких не было, поэтому договорилась обо всем заранее. Плюс ко всему, мне самой было интересно поработать в клубе и набраться нового опыта.

Честно говоря, и к Новому году я отношусь посредственно, главным праздником не считаю, поэтому не переживаю на этот счет. Но традиция наряжать елку мне по душе, есть в этом особая магия. Если бы я могла отмечать его в других странах, например, в таких как Англия, то это другое дело. Там атмосфера рождественская, как в зимней сказке. Я представляю, как сижу в кругу близких людей около камина с глинтвейном и имбирным печеньем…

Так вот, клуб. С начала было очень обидно наблюдать за тем, как все веселятся, пока я работаю. А потом гости выпили достаточно, чтобы расслабиться… Глядя на эту картину, только и оставалось радоваться, что я не среди них.

А когда наступила полночь, бармен сделал нам пару коктейлей, мы поздравили друг друга и принялись за работу. Кстати, потом можно было ко всем присоединиться, но мы очень устали.

Сейчас я тружусь в компании «Sodis», где в новогоднюю ночь никогда не работала. Меня ставили в планерку только с первого числа, уже и на этом спасибо. Читателям «Тактики и Практики» хочу посоветовать не придавать большого значения праздникам, ведь полениться можно всегда. И главное, должен быть приятный коллектив, ведь важно не где ты, а с кем.

 

Елизавета Царенкова, сотрудник в компании BridgeMedia: Недавно мое начальство решило объявить «счастливчиков», которые будут работать в Новый год. Мы просто сидели в офисе, занимались своими делами, и тут руководитель «вспомнил»: «Ой, я забыл тебе сказать. Ты же не сильно обидишься, если будешь работать в новогоднюю ночь?» В этот момент его спасли щенячьи глазки и тот факт, что месяц назад у него родился ребенок. Да и заранее я догадывалась, что он выберет именно меня. А коллектив был счастлив от того, что их в этот раз «пронесло». Мой муж больше всех был недоволен. По его мнению, в смену могли поставить двух парней, а выбрали меня в пару коллеге. Несмотря на то, что у меня уже были планы, я согласилась.

Новый год – это семейный праздник, пусть у нас два года это и не совсем уже получается. Но я прекрасно помню свое счастливое детство, когда именно он был важнее всех остальных. Люди всегда заранее готовятся, покупают новую одежду, наряжаются, стараются в эту ночь быть максимально искренними и радостными. Из традиций, конечно же, нравится дарить подарки. Ты с таким трепетом выбираешь сюрпризы своим близким. Это самое дорогое, что может быть.

Как только я не праздновала этот главный день в году! И в машине на заснеженной трассе, и в самолете, и в поезде, и дома. Но самый любимый вариант – обычный загородный дом и это ощущение единения, счастья, звука потрескивающего камина и горячего шоколада первого числа утром – просто не описать словами! Это надо чувствовать.

Но вернемся к работе. Я люблю во всем искать положительные стороны, поэтому для себя я вынесла несколько плюсов. Во-первых, это опыт. Во-вторых, я буду с коллегой, хотя обычно в новогоднюю ночь ставят одного человека. К тому же, негласно разрешили принести бутылку шампанского, что очень важно для моего напарника, потому что он всегда пишет желание на бумажке под бой курантов, сжигает ее и выпивает пепел. Ну и последнее, наверное, заключается в том, что мы работаем на закрытой территории, можно будет прогуляться.

Я хочу успокоить тех, кому также «повезло». Ребята, не нервничайте! Работать в новогоднюю ночь не так уж и плохо. Есть масса других более неприятных и даже противных мероприятий. И вам же никто не запрещает принести с собой тазик оливье и детское шампанское, и хорошенечко отметить? А вообще, нужно к этому относиться позитивно. Все бывает в первый раз.

Фотографии принадлежат их авторам

Фото на главной: Ryan McGuire

Читать еще

Сам погибай, а товарища выручай

Жертвенность обычное дело для наших широт. Но нужна ли она?

Я не однократно встречала осуждение в глазах продавцов магазинов и не только, когда не хотела покупать что-то в пользу благотворительности или опускать купюру в коробку с пожертвованиями.

Безусловно, мне безумно жалко детей и не только детей. Но корректно ли по отношению ко мне, как к личности, выставлять на показ соответствующие фотографии? Корректно ли давить на эмоцию практически не оставляя выбора? Эти вопросы я задаю себе каждый раз, когда вижу предложение отправить смс…

В принципе для нашей культуры сама по себе «жертвенность» – это обычное дело. С «жертвенностью» мы сталкиваемся сплошь и рядом начиная с «сам погибай, а товарища выручай», заканчивая Зоей Космодемьянской. И с одной стороны, это вроде бы нормально и понятно… Но вот с другой, в большинстве случаев речь об опасных ситуациях или военных действиях, а нужна ли подобная жертвенность в быту?

Недавно мы разговаривали с одной моей хорошей знакомой:
— Знаешь, Даш, у меня есть подруга, и я не знаю, как быть…
— Что такое, Сима?
— Дело в том, что она неоднократно просила меня и моего мужа о помощи по хозяйству, из серии «привезти-увезти». И мы часто помогали. Хотя иногда такие просьбы поступали в неудобное для нас время. Например, поздно ночью.
— Слушай, но у вас все-таки двое маленьких детей и совершенно нормально в подобной ситуации отказать…

— Это да, но наши ситуации при этом никак не учитывались. Эта моя подруга, продает туры. Однажды мы «озадачили» ее своим отпуском.
— И?
— Оказалось, что тур, который она предложила нам, мягко скажем, дороже рынка. И на наш вопрос о завышенной цене, она сообщила примерно следующее: «Это же для моих детей!» На что мой муж ответил: «Да, только я сейчас своих детей обделяю».

Когда я начала работать с благотворительным сегментом, то стала чаще обращать внимание на отношение к обычному человеку замкадья, среднего достатка. По различным данным, именно эти люди чаще всего жертвуют на благотворительность. И чаще всего этим людям не хватаете денег не то, что на отпуск, но и на более важные вещи. Либо хватает, но впритык. И насколько же корректно поступают наши коллеги с федеральных телеканалов, когда транслируют в эфире ребенка в трубках? Думает ли кто-то о том, что эти пятьдесят\сто рублей в регионе часто сопоставимы с покупкой одежды в Москве? И насколько корректно просить помощи у тех, кто часто сам в ней нуждается, но при этом не очерствел и, естественно, отдает эти деньги, возможно, обделяя своих близких?

Однажды я познакомилась с женщиной, которая учит танцевать слабовидящих детей. Не просто учит, а еще и социально адаптирует. Когда мы с ней разговаривали выяснилось, что она два года не может вывезти на море своего ребенка. При этом своих подопечных возит регулярно. Негласно подразумевается, что сильный, здоровый и умный всех поймет и всем априори должен помочь. Но есть одно «но». Для того, чтобы помогать, нужно и дальше оставаться сильным, умным и здоровым иначе ты попадаешь в ситуацию, когда помощь нужна уже тебе, а окружающие воспринимают тебя как человека сильного, здорового… ну вы поняли.

Еще один момент, связанный с «манипуляцией помощью». Когда мы видим много физического уродства – это шок. Вид больного ребенка для любого адекватного человека, а тем более женщины, это еще больший шок. Шок «приправленный» надеждой на то, что именно ты можешь помочь – ход беспроигрышный. Но думает ли кто-нибудь о том, что человеческая психика устроена таким образом, что к шоку со временем привыкаешь, и тогда, чтобы «достучаться», его нужно усилить?

Фото на главной: Ryan McGuire

 

Читать еще

The Tube

В продолжении темы о метро наши партнеры из Lingualeo подобрали интересные факты об истории самого старого метро в мире – The London Tube. И, как всегда, сделали небольшой glossary. 😉

История лондонского метро стартует в 1863 году. 9 января первый в истории поезд метрополитена перевез пассажиров по единственной на тот момент ветке с шестью станциями, расположенными между Paddington and Farringdon.

Сейчас лондонское метро насчитывает 270 станций и 11 линий, и простирается далеко за пределы столицы, в пригороды.

underground — метро
The Tube — так лондонцы называют свое метро

Первые линии строились в мелководных туннелях вдоль существующей проезжей части, поскольку необходимо было обеспечить большое количество вентиляционных отверстий, чтобы дым и пар из двигателей выходили. В 20 веке, с появление электрической тяги, начали строить тоннели глубокого заложения.

dig down — подкапывать
shallow — мелководье
cut-and-cover tunnels  — открытый способ строительства подземных сооружений
electric traction — электрическая тяга
suburb — пригород

 

Современное название лондонского метро
В 1884 году журналисты “The Times” описали свой опыт поездки на метро, как “форму мягкой пытки”.

The Tube впервые стало своеобразным названием в начале 1900-х годов, после того как the Central London Railway (теперь the Central Line) получила прозвище Twopenny Tube (двухпенсовая труба). Его придумали журналисты Daily Mail, через пять дней после открытия.

Вызывающие клаустрофобию пассажирские вагончики стали известны как «padded cell» или изоляторы.

Twopenny — двухпенсовый, дешевый
padded cell — палата, обитая войлоком (в доме сумасшедших), изолятор

 

Первая мировая война и The Tube
Во время Первой мировой войны женщины активно начали работать в метро. Когда 6 июня 1915 года станция Maida Vale открылась, она была полностью укомплектована женским персоналом. К концу 1917 года в лондонском метро работали 552 женщины.

Согласно сообщениям полиции о бомбардировках в Лондоне в 1917 году, 300 000 человек смогли укрыться на станциях метро.

Мемориал из белого мрамора на станции «Бейкер-Стрит» установлен в честь 137 сотрудников лондонского метро, погибших во время Первой мировой войны.

shortage — дефицит
to stuff — заполнять
staff — персонал
to make up — покрывать (например, дефицит)
shelter — бомбоубежище
commemorate — увековечить память

 

Карта
Первая карта подземки появилась в 1908 году. Современная схема метрополитена, разработанная Harry Beck, была впервые выпущена в 1933 году. Вдохновением ему при создании дизайна послужила электрическая схема. Дизайн карты он придумал еще в 1931 году, но изначально ее посчитали слишком “радикальной” для общественности.

Harry Beck два года пытался добиться от руководства метрополитена разрешения напечатать пробную версию, которая в итоге была с восторгом принята лондонцами. Автор получил 10 гиней, или 10,50 фунтов стерлингов, за дизайн.

В течение 25 лет (до самой своей смерти) Harry вносил изменения и обновления в карту.

В 1959 году его имя удалили с карты, а в 1990-х вернули назад. Он снова был признан создателем и “H.C. Beck” появился на широкоформатных картах станций. А в 2006 году карта London Underground заняла второе место в конкурсе BBC “Любимый британский дизайн 20-го века”.

diagrammatic — схематический
electronic circuit diagram — электронная схема
trial run — пробный запуск
«Mind the Gap» —  буквально англ. «Помни о промежутке», по смыслу «Не подходите близко к краю перрона», предостережение для пассажиров в лондонском метрополитене

 

Интересные цифры
Изначально поезда в метро имели три разных класса, которые стоили три, четыре и шесть пенсов за одно путешествие, соответственно. Сейчас одна поездка в Zone 1 стоит £4.50.

Каждый год каждый поезд метро проходит 114 500 миль или 184 269 км.

Средняя скорость поезда составляет 33 км или 20,5 миль в час.
«Бейкер-стрит» – станция с самым большим количеством платформ: их 10.

В первый день, когда метро стало доступно для общественного пользования, было перевезено 40 000 пассажиров. Число пассажиров быстро росло и к 1918 году в метро было на 70% больше людей, чем в 1914 году.

В наши дни метро Лондона перевозит 1,107 миллионов пассажиров ежегодно.
Самая загруженная станция – «Ватерлоо». Здесь во время трехчасового утреннего пика выходят 57 000 человек. Ежегодно через «Ватерлоо» проходит 82 миллиона пассажиров.

Общая длина метро составляет 402 км или 249 миль.
Самый длинный туннель проходит между East Finchley и Morden, и составляет 27,8 км или 17,25 миль в длину.

Самое большое расстояние между двумя станциями — Chesham and Chalfont и Latimer — они расположены в 6,3 км друг от друга.

Самое короткое расстояние между двумя станциями – от Leicester Square до Covent Garden – 300 метров.
Самое длинное путешествие, которое можно совершить без пересадок – 59.4 км – от West Ruislip до Epping.

В центре Лондона поезда не могут ехать быстрее 30-40 миль в час из-за небольших расстояний между станциями.

The Victoria line может достигать скорости до 50 миль в час, потому что станции находятся дальше друг от друга.
The Metropolitan line  – самая скоростная линия, иногда скорость может достигать более 60 миль в час.

oyster card — проездной
carriage — пассажирский вагон
fleet — парк (в данном случае поездом)
fare — стоимость проезда
morning peak — утренний пиковый период в метро (3 часа)
network — сеть (железных дорог)

А теперь предлагаем выучить эти слова, потренировавшись в Lingualeo.
Переходите по ссылке и добавляйте набор в свой словарик.

Продолжение следует…

Материал подготовлен данным сайта, посвященным 150 лондонского метро.

Иллюстрации предоставлены проектом Lingualeo

Читать еще

Съемка с МКС

Тележурналист Лейла Агирбова задает вопрос Льву Васильевичу Десинову:

Лев Десинов: Речь идет о программе «Ураган» — мониторинге природной среды, экологических ситуаций и катастроф, которая выполняется на российском сегменте МКС.

Фотосъемка земной поверхности с борта МКС осуществляется переносными камерами серии Nikon, включающей семь модификаций аппаратуры. С 2017 года основным фотоаппаратом является Nikon D5 с матрицей 20,8 млн пикселей и феноменальной чувствительностью 3,28 млн.единиц. Применяются объективы с фокусным расстоянием от 24 мм до 600 мм с двухкратным конвертером.

Чаще всего космонавты фотографируют с фокусным расстоянием объектива = 1000 или 12000 мм.
Минимальное значение выдержки — до 1/8000 сек. При съемке с высоты около 380 км достигается детальность изображений лучше 2 м. При использовании камеры для видео получают от 14 до 60 кадров в секунду в режиме 4К UHD с размером кадра 3840 х 2460 пикселей. Все виды съемки осуществляются в натуральных цветах.

В.Г. Корзун

Используются также два стационарных фотоаппарата, установленных на внешней поверхности МКС. Одна из них размещена на управляемой по двум осям платформе, она имеет фокусное расстояние объектива 2,54 м, что обеспечивает реальное получение изображений с детальностью около 3 м. Вторая жестко скреплена с корпусом станции и дает обзорные снимки с разрешением на местности около 30 м. Эти фотоаппараты обладают возможностью использования в режиме видео.

Россия, Кавказ

Главное достоинство фотографирования земной поверхности с МКС — участие человека. Это так называемая интеллектуальная съемка. Хотя основные задания формируются научной группой, значительная доля прекрасных изображений получается в результате работы космонавтов.

Зачастую только наличие человека на борту дает возможность оперативного реагирования на важные события, например, природные катастрофы.

Другим важным достоинством является возможность детальной съемки «в надир», то есть вертикально вниз (в подспутниковую точку) и практически одновременного фотографирования обширного региона. Например, космонавт фотографирует пожарную обстановку на территории всего Забайкалья, затем делает среднемасшабные кадры наиболее важных участков возгорания и очень детальные снимки отдельных очагов огня.

Зачастую объекты исследований фотографируются с разных ракурсов и строго вертикально, а иногда выполняется так называемая конвергентная съемка, при которой космонавт при подходе к цели, над ней, и во время удаления МКС удерживает в центре снимка одну точку, например, при съемке Эльбруса или всего Приэльбрусья — восточную вершину горы. Это позволяет делать прекрасные 3D изображения. Моя группа этим не занимается, просто отдаем по запросу.

Россия, Кавказ, Эльбрус

Но на самом деле, это не все. Еще подробнее о фото- и -видеосъемках с МКС уже совсем скоро!
Продолжение следует…

Редакция «Тактики и практики» благодарит Льва Десинова и его коллег по космической стезе за плодотворное сотрудничество!

Ждем ваших видеовопросов круглосуточно на почту info@taktikiipraktiki.ru

Читать еще

Профессия: специалист по мониторингу Земли из космоса

Даша Богачкина: Сегодня у нас в гостях необычный гость необычной профессии – специалист по мониторингу Земли из космоса, куратор программы «Ураган», кандидат географических наук Лев Васильевич Десинов. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к этой профессии.
Лев Васильевич Десинов: Это было давно. Я окончил школу через год после запуска первого спутника Земли, поэтому возник порыв заняться космической техникой. Таких специалистов готовил МГТУ им. Н.Э. Баумана. Я выбрал специальность «проектирование ракетной техники». Ее создал С.П. Королев, чьи лекции я успел прослушать. По окончанию ВУЗа я начал работать в КБ, где занимался проектированием и созданием тяжелых баллистических ракет, ставили их на дежурство, то есть догоняли потенциального противника, а когда догнали (через 10 лет) в конце 60-х – начале 70-х гг. 20 века, нам разрешили заниматься освоением Земли с помощью орбитальных станций.

Д.Б.: Что под этим подразумевалось?
Л.Д.: Возникла идея создания большой станции, в которой находились бы космонавты, и которая была бы оснащена большим количеством техники. Они наблюдали бы за Землей, проводили различные эксперименты. Такая научная станция была задумана в январе 1970 г., а уже в апреле 1971 г. Она вышла на орбиту. А потом уже пошли другие проекты.

В нашей стране было принято решение о создании системы зондирования Земли. Были созданы две организации: одна занималась космической мелкомасштабной информацией, другая – это государственный центр «Природа». Я подал туда заявление, и был принят на должность «ведущий по пилотируемым полетам», хотя и не совсем понимал, что это за работа. Однако, быстро освоился, и с 1974 г. начал работать. Года за три я понял, как должен работать пилот в космосе, и предложил перевести космонавта из роли пассивного исполнителя технического задания в самостоятельную активную форму.

Космонавты, конечно, в то время летали и выполняли задания, но это были лишь нажатие на определенные кнопки. Программа, предложенная мною, начала реализовываться ровно 40 лет назад (1977 г.). В декабре 1977 года были получены первые снимки Земли из космоса (Г.М. Гречко). Программа продолжает успешно реализовываться. Называлась она по-разному, сейчас – «Ураган» (с 2001 г.). 1 января 2001 г. был сделан первый снимок с МКС.

Д.Б.: Каково основное предназначение этой съемки?
Л.Д.: Она очень масштабна, мы можем глобальным охватом видеть процессы, которые происходят на Земле. С другой стороны, необходимы и детальные полевые исследования. Лишь в такой совокупности можно получить объективную картину. Мы – экспериментальная площадка. Во многом наша цель – провести исследования, которые затем уже приобретают практическую значимость. Например, 1 сентября в 2 часа 55 минут случилась катастрофа на озере Башкара. По долине реки Адылсу сошел селевой поток. Первые снимки принесли мы. Сейчас готовим информацию совместно с МЧС о том, как это было и что дальше.

Д.Б.: То есть вы первые узнаете о катастрофе?
Л.Д.: Первыми узнают общественники, а мы в их числе. Есть недостатки в снимках из космоса. Орбитальная станция запускается под углом 52 градуса к экватору, то есть мы не видим Север. Кроме того, спутник иногда уходит в ночь. Поэтому мы не можем за всем уследить. Имея на борту космонавта, мы можем быстро передать ему информацию, а он – быстро среагировать, но если находимся в тени – то мы бессильны.

Д.Б.: Хотелось ли Вам самому в космос, и предпринимались ли попытки для этого?
Л.Д.: Конечно, хотелось. Я подавал заявление на отбор в отряд космонавтов. Из 200 человек, я прошел медкомиссию.

Д.Б.: А что входило в профотбор?
Л.Д.: Надо было посидеть на крутящемся стульчике. Я просидел минут 15, много было еще чего. Я все прошел и был зачислен в отряд, но затем, как я сейчас считаю, для меня случился счастливый случай: нас готовили к работе на станции-разведчике «Алмаз», поэтому было решено, что там должны быть только профессиональные летчики, а наш отряд тихо расформировали. А счастье потому, что кандидаты далеко не все становятся космонавтами. Люди годами ждут, а если ничего не получилось – то это для человека большая трагедия.

Д.Б.: А сколько ждут своей очереди будущие космонавты?
Л.Д.: Некоторые платят 20 000 000 $ и уходят через полгода, некоторые ждут лет 15. После того, как наш отряд расформировали, я смог строить свою жизнь сам.

Д.Б.: Однако Вы не ушли далеко от космоса?
Л.Д.: Да, я получил должность ведущего инженера по теме испытаний научной аппаратуры на борту орбитальной станции. В этой должности сделал много полезного, а также и смешного, например, мне первому удалось «забросить» в космос бутылку коньяка.

Д.Б.: Расскажите, пожалуйста, подробнее…
Л.Д.: Я проводил осмотр станции перед полетом, и мне удалось спрятать там бутылку коньяка.

Переломным моментом в моей работе стал запуск станции «Салют-4», где впервые отрабатывалась техника, но мы полностью не успели реализовать задуманный эксперимент. Только в 1977 г., когда полетела станция «Салют-6», мы впервые на ней осуществили программу наблюдения Земли. Для ее запуска необходимо было специально обучать летчиков смотреть на объекты с точки зрения науки, знакомить с географией, совершать обучающие полеты на ТУ-134. Только после того, когда мы видели, что пилот понимает задачи и способен их решать, запускалась программа.

Д.Б.: То есть Вы принимаете непосредственное участие в обучении космонавтов?
Л.Д.: Сейчас пилот проходит долгое обучение географии в летном городке под руководством специалистов, а ко мне они попадают, когда подходит время полета. Я учу тому, что придется делать именно им, и именно в этом полете.

Д.Б.: А как проходят такие целевые занятия?
Л.Д.: Это очень сложный процесс. Учим географию, экологию, геологию и т.д.

Д.Б.: А есть разница между современным обучением и прежним?
Л.Д.: Особой разницы нет, но сейчас больше дифференциация, подготовку проводят более узкие специалисты.

Д.Б.: То есть через Ваши руки прошли все российские космонавты?
Л.Д.: Не только российские. Пилоты, которые летали в рамках международных программ, проходили обучение у нас.

Д.Б.: Вы мне рассказывали, что научили космонавтов фотографировать…
Л.Д.: Не совсем так, я только высказываю идею, а дальше подключается штат фотографов специального подразделения. Когда моя идея прошла, был составлен план, а техническим оснащением занимается соответствующая служба ракетно-космической корпорации «Энергия».

Д.Б.: Как пришла идея дать в руки космонавту фотоаппарат?
Л.Д.: Разные системы. Имея в руках фотоаппарат, космонавт сам принимает решение, что сфотографировать.

ЗРИТЕЛЬ: Как Вы стали учить географию, имея за плечами инженерную специальность?
Л.Д.: Я занимался разной аппаратурой (биологической, астрономической и т.д.), но мне захотелось реализоваться в работе с конкретной техникой применительно к практике. Здесь я воспользовался тем, что к этому времени был мастером спорта по спортивному туризму (им я начал заниматься еще в школе). Я ходил в секцию альпинизма, плавал на плотах. К огромному сожалению, когда я учился в баумановском институте, у нас произошла трагедия: на Кольском погибли четыре человека, среди которых и мой друг. После этого меня вызвали в комитет Комсомола и предложили возглавить секцию спортивного туризма.

Главным направлением у нас были горы, хотя на плотах мы тоже сплавлялись. В секцию был достаточно жесткий отбор, оставался один из пяти.

Мы решили покорить основные перевалы на Памире и Тянь-Шане, которые в то время были еще мало исследованы. Я обошел весь Памир и Тянь-Шань, и, когда пришло время работать на гражданке, я подумал, что хорошо бы снимать из космоса горы. Я полюбил ледники, мне нравилось смотреть, как они меняются. А однажды на Памире мы встретили ученых-географов, которые попросили нас помочь в получении информации. Подружились. В то время директором института географии был В.Н. Котляков, который и предложил мне поработать вместе. Я с удовольствием согласился, защитил кандидатскую диссертацию по географии, став, таким образом, немного географом.

ЗРИТЕЛЬ: А какие основные задачи перед Вами стояли: поиск ископаемых?
Л.Д.: Поиск ископаемых в том числе. Когда мы начинали, то были не заточены ни на что конкретное. Захотелось заняться изучением ледников, как индикатором колебания климата, но в нашем отделении были представители 15 специальностей, в том числе геологи, ботаники, орнитологи и т.д.

ЗРИТЕЛЬ: А как эти программы воспринимались НАСА?
Л.Д.: В 1993 г. была принята совместная программа «Мир» – «Шаттл». «Миссия к планете Земля». Основное предназначение этой программы – передача США опыта России при проведении долговременных полетов. Мы прекрасно работали, но, к сожалению, сейчас у нас нет никаких профессиональных контактов однако они сохранились на личном уровне.

ЗРИТЕЛЬ: На каком языке общаются пилоты на МКС?
Л.Д.: На английском, но практически все, кто летает на МКС, говорят по-русски.

ЗРИТЕЛЬ: Было ли в космосе соприкосновение с чем-то изотерическим, неизведанным?
Л.Д.: За 40 лет работы по профессии мы не нашли ничего мистического, даже намека. Хотя есть много фактов, которые побуждают об этом говорить. Например, первый снимок сделал Г.М. Гречко, которого отличает большое чувство юмора. Он сфотографировал ведро с отходами, которое после выброса в космос летало красиво переливаясь всеми цветами радуги. Чем не НЛО?! Те, кто ищет сенсации, могут найти.

ЗРИТЕЛЬ: То есть космонавты на себе ничего не ощущали?
Л.Д.: Ощущали, тот же Гречко, будучи человеком религиозным, много чего чувствовал божественного, но это субъективное восприятие.

ЗРИТЕЛЬ: Поиск полезных ископаемых из космоса не отменяет полевых экспедиций?
Л.Д.: Нельзя из космоса найти полезные ископаемые. Нет космической геологии и космической географии, есть методы космической геологии и космической географии. Это вспомогательные способы поиска. Например, нефть тяготеет к неким курганчикам-куполам. Из космоса эти купола видны, но найти нефть можно только с земли, применяя космическую съемку.

ЗРИТЕЛЬ: Приведите, пожалуйста пример того, где космическая съемка очень помогла?
Л.Д.: Таких примеров много. Давайте поговорим о событии, произошедшем 15 лет назад на леднике Колка (20 сентября 2002 г.). Ледник был полностью выброшен из ложа (200 млн тонн) со скоростью 200 км/ч. Мы гордимся тем, что именно мы объяснили этот факт. Вспомнили, что ровно 100 лет назад (1902 г.) ледник уже вылетал из ложа. Ученые того времени объяснили это явление тем, что на ледник упал ледяной козырек. Наш институт провел исследование, которое показало, что ледник Колка не мог быть выбит ударом сверху. Когда случилась трагедия в 2002 г., все опять дружно поддержали версию, что ледник Колка был выбит ударом сверху. Но мы знаем, что ледник – упругое образование, его можно пробить, но сложно сдвинуть, тем более странно, что вся мировая наука считает иначе. Вот тогда мы стали анализировать данные космической съемки, сравнивая с тем, что было на Земле. Я участвовал в этом расследовании как личный эксперт Шойгу.

В результате этой работы было установлено, что под ледник подошло огромное количество магмы. Мы имеем дело с вулканом Казбек. До 2002 года вулкан Казбек извергался во времена А.С. Пушкина. Поэтому все забыли, что Казбек – это вулкан. Однако в потухших вулканах иногда происходят процессы выхода магмы. Снимки показали, что эти процессы шли, что подтвердили и геологи. Когда мы подняли данные сейсмики, то обнаружили, что было много землетрясений, но важно отличать землетрясения и сейсмические события.

Так вот наука приняла тот факт, что накануне произошло землетрясение в Австралии, волна от которого докатилась до Кавказа и обрушила ледяные козырьки. Понимая, что это не верно, мы продолжили исследование. В результате выявили, что ледник Колка лежит на пересечении двух разрезов. Это пересечение приходится на середину ледника. Выходящая магма нагревала нависающие козырьки, которые падали на ледник в течение трех месяцев, а за 18 дней до трагедии они прекратили падать, то есть, в момент схода, все эти массы уже находились на леднике, нагружая его, а потому не могли его выбить. Любой ледник пульсирует, называется это – «роды». У ледника Колка тоже были «роды».

Заключение было следующее: когда вся гидросистема ледника насыщается мантийными газами, происходит дегазация («взрыв шампанского»), что рвет ледник в клочья.

Встал вопрос: как это доказать? Я много лет был главным судьей СССР по спортивному туризму, поэтому разослал депеши везде, куда возможно, с просьбой откликнуться тех, кто в это время был в том районе. Откликнулась группа альпинистов из Краснодара, которая шла на Казбек, но остановилась, услышав сильный грохот. Было принято решение изменить маршрут. Неделю они наблюдали, как падали глыбы льда. Это падение при них и завершилось. Мы сравнили их снимки, сделанные до трагедии, со снимками после нее. Они оказались одинаковыми, что отметает доводы о выбивании ледника из своего ложа.

ЗРИТЕЛЬ: А то, что вы обнаружили этот факт, можно использовать для предупреждения подобных трагедий?
Л.Д.: Да, конечно. Мы всем говорим, что надо смотреть за Казбеком. 7 мая 2014 г. с восточного склона Казбека сошел мощный ледник, погибли люди, т.е. на Казбеке сейчас происходят активные процессы. Мы из космоса внимательно за ним наблюдаем, фиксируем красные пятна.

ЗРИТЕЛЬ: То есть можно предупредить людей?
Л.Д.: Мы говорим, что процессы идут, но не можем указать конкретное время. Такая же ситуация случилась 1 сентября 2017 г. на леднике Башкара, когда прорвало верхнее озеро, ставшее причиной мощного селя. Нас мало слушали. Сейчас мы говорим, что все это готовится в районе «Роза Хутор», что там очень опасно, и в любой момент может произойти что угодно.

Д.Б.: Давайте поговорим о космонавтах. Существует ли психологическая подготовка?
Л.Д.:  Прежде чем поступить в отряд космонавтов, человека обязательно проверят на психологическую устойчивость. После этого психологи наблюдают, помогают и т.д.

Д.Б.: А как космонавты справляются с тоской по дому?
Л.Д.: Существуют различные каналы связи с Землей, в том числе и каналы для контактов с близкими людьми, которые никем больше не читаются. Это может происходить в любое время по желанию космонавта.

ЗРИТЕЛЬ: А есть случаи, когда космонавты устают друг от друга?
Л.Д.: Человек идет в профессию, заранее зная, что его ожидает. Такая мощная мотивация защищает от нервных срывов. Я не знаю таких случаев среди наших космонавтов.

Д.Б.: Как выше стоящее руководство смотрит на присутствие некоторых космонавтов в социальных сетях, и есть ли на борту интернет?
Л.Д.: Интернет есть. Прямых запретов на соц. сети нет.

ЗРИТЕЛЬ: В каком часовом поясе живут космонавты?
Л.Д.: Живем по Гринвичу – три часа разница с Москвой.

ЗРИТЕЛЬ: Как вы относитесь к подготовке безвозвратной экспедиции на Марс?
Л.Д.: Безвозвратный полет на Марс – придумки. Если мы туда полетим – то вернемся.

Д.Б.: Какая средняя продолжительность полета?
Л.Д.: Раньше был месяц, а сейчас – полгода.

ЗРИТЕЛЬ: Каков период восстановления после шести месяцев на борту?
Л.Д.: Восстановление – понятие относительное. У всех по-разному. Кто-то готов вновь лететь через два месяца, а кому-то нужен год.

ЗРИТЕЛЬ: Связано ли потепление на Земле с деятельностью человека?
Л.Д.: Озвучу позицию нашего института. Мы считаем, что антропогенный фактор очень незначителен. Это обычные природные колебания. Этап потепления начался с середины 19 века. Предшествующий период похолодания длился с 13 века до середины 19 века.

Д.Б.: Большое спасибо за встречу!

Читать еще

Юлия Пак: «Дотянуться до The Beatles»

Прикоснуться к классикам рок-н-ролла, поучаствовать в переосмыслении всем знакомого хочет, наверное, каждый человек, связанный с искусством. «Битломания» как раз такой спектакль. Он по-новому раскрывает не только песни легендарной четверки, но сам жанр мюзикла словно расцвечивает ярко и неожиданно.

Есть несколько впечатлений из серии «навсегда»: первая любовь, школа (какой бы она ни была) и музыка The Beatles. Все это на одной сцене можно увидеть в театре музыки и драмы под руководством Стаса Намина. Но всегда ли совпадают школьная романтика, представленная в спектакле, с тем, что происходит в реальной жизни? Об этом и многом другом мы поговорили с актрисой и певицей, исполняющей роль Одиночки в мюзикле «Битломания», Юлией Пак.

Даша Богачкина: Как ты попала в театр Стаса Намина?
Юлия Пак: Со второго раза (улыбается). А если серьезно, я закончила ГИТИС в 2010 г., мастерскую Юрия Борисовича Васильева, и всегда мечтала, что буду работать в репертуарном театре. Сначала я попала в проектные постановки, участвовала в мюзиклах «Обыкновенное чудо», «Иствитские ведьмы», «Остров сокровищ», различных детских. Четыре года назад я пришла на прослушивание в Театр Стаса Намина и меня почему-то не взяли, а спустя полгода снова пригласили на прослушивание… и вот, уже четыре года я служу здесь.

У нас один из немногих театров, где не просто идут музыкальные спектакли, а идут мюзиклы. Для меня особенно важно то, что здесь, помимо вокальной стороны, я могу проявить себя как драматическая актриса. А это именно то, чего мне очень хотелось.

Д.Б.: Прежде чем я начну задавать вопросы про спектакль «Битломания», скажи, а есть ли у тебя любимый спектакль в Театре Стаса Намина?
Ю.П.: Любимчики есть всегда. Спектакль, который мне особенно дорог – «Свадьба Фигаро» (я играю Керубино и иногда Фаншетту). Это был мой первый спектакль и первая роль в этом театре. Вообще, я обожаю Бомарше и эту пьесу, всегда мечтала в ней играть!

Позже я попала в спектакль «Битломания», и он тоже стал одним из моих любимых, прежде всего, потому, что музыкальный. В нем я играю школьницу, и это не может не радовать. Ощущение, что ты где-то класса из седьмого с каждым годом приятнее и приятнее. А еще музыка бессмертных The Beatles, которую я безумно люблю.

Д.Б.: Ты открываешь для себя что-то новое, играя один и тот же спектакль?
Ю.П.: Каждый раз! Спектакль – это живой организм, он всегда играется по-разному. В этом весь кайф. Это не кино, где есть дубли. В театре ты живешь на сцене здесь и сейчас, и есть только одна возможность донести до зрителя переживания и эмоции своего героя. У меня часто на сцене бывает ощущение, что я погружаюсь в другой мир, и я счастлива, что есть возможность прочувствовать это, побывать в тех ролях, в тех образах, в которых я никогда не буду в реальной жизни.

Д.Б.: Да, мы видели, как ты рычишь в «Битломании»…
Ю.П.: Да, такой я бываю часто. Но если серьезно, желание попробовать что-то новое всегда побеждает, даже когда понимаешь, что этот образ совсем не в твоей природе. Иногда, конечно, бывает страшновато, что не справишься, особенно, если нужно срочно «впрыгнуть» в готовый спектакль. Начинаешь придумывать, вносить что-то свое в роль, но играть на преодоление интересней.

Д.Б.: А как все преодолеть?
Ю.П.: Работать и не останавливаться. Над собой и над ролью. В этом и есть ремесло артиста, когда ты вникаешь в режиссерский замысел, суть произведения, думаешь о том, что хотел сказать автор, как это видит режиссер, почему это поставлено так, а не иначе? Почему один актер видит эту роль так, а другой по-другому. Я считаю, что для актера очень важной частью жизни является наблюдение за самой жизнью, за людьми. Собственно, жизненный опыт мы и переносим на свои роли.

Д.Б.: А вот расскажи, как было в этом плане с «Битломанией». Ты «впрыгивала» или у тебя было время на подготовку?
Ю.П.: Я «впрыгивала» и «впрыгивала» очень тяжело. У нас как-то не смогла сыграть актриса и меня попросили ее заменить. Была примерно неделя на подготовку. И «Битломания» мне далась очень тяжело, так как там много всего… Помимо знания всех текстов песен, нужно было точно заучить все свои «входы-выходы». Плюс там много технических вещей, которые я никак не могла запомнить! Я писала себе огромные схемы, учила наизусть, пыталась запоминать как-то логически и «образно». У меня была огромная партитура, которая лежала перед сценой, и я все время забегала за кулисы с криками: «Где я сижу? Какой стул брать? Какая песня?» Это был кошмар!

Д.Б.: Как твои коллеги по цеху восприняли эти метания?
Ю.П.: Коллеги мне очень помогли, потому что все понимают как это трудно. Вообще, мне очень повезло с коллективом. У нас в театре есть две важные, на мой взгляд, вещи: взаимопонимание и партнерство. И это не только на сцене, но и в жизни. А уж если кто-то вводится в спектакль, то поддерживаем, конечно, всем театром. Когда я вводилась в «Битломанию» у меня был принцип: «Ребята! Если я затуплю, пинайте меня, толкайте и говорите, что делать! Главное не лицемерьте, что все хорошо».

Д.Б.: Насколько тебе близка роль Одиночки в спектакле? Хотя, я бы не назвала твою «одиночку» классической отшельницей. Все-таки это боевая героиня!
Ю.П.: На самом деле, я узнала о том, что мой персонаж называется «Одиночка», когда, через пять-шесть спектаклей, случайно, увидела программку (улыбается). Наш мюзикл о любви и все персонажи разбиты по парам, а моя героиня достаточно самостоятельная. В одной из сцен мы исполняем хит «Don`t let me down», в которой моя школьница поет о том, что у всех была первая любовь, а у нее до сих пор не было. И в песне постоянно звучит слово «never», то есть «никогда». Это немного напоминает настоящую меня в школьные годы.

Вообще, у меня со школой много всего в жизни связано. Хотя, когда училась, школу я не любила. Больше всего раздражала дисциплина. Мне очень хотелось вырваться, и когда я ее закончила, то не могла нарадоваться. А несколько лет назад так случилось, что пришлось вернуться в школьные стены, только уже в качестве учителя.

Д.Б.: Что ты преподавала?
Ю.П.: Музыку в начальных классах. И хотя я недолго там проработала, все равно поняла, что от «школы» мне никуда не деться, эти «школьные» образы всегда будут меня преследовать. Недавно была смешная ситуация: я играла небольшую роль в сериале, где моя героиня была как раз десятиклассницей. Где-то моего возраста была только одна актриса, и играла она учительницу, все остальные были сильно младше, но принимали меня за свою, а когда узнали сколько мне лет, было смешно и неловко.

Д.Б.: Ты в школе слушала The Beatles?
Ю.П.: The Beatles очень любят мои родители. Папа всегда играл на фортепиано «Let it be». Битлы были со мной, кажется, с самого начала и продолжают сопровождать до сегодняшнего дня.

Д.Б.: А сама поешь их песни? Может быть на концертах?
Ю.П.: На своих концертах, к сожалению, не пою, но хочу. Обычно мы поем The Beatles, когда выступаем где-либо от театра.

Д.Б.: Юля, помимо того, что ты актриса, ты еще и музыкант. Возвращаясь к разговору о командной работе, насколько сегодня для музыканта важен продюсер? Я сейчас говорю в большей степени о человеке, который отвечает за звуковое оформление.
Ю.П.: Менеджер, который может грамотно «упаковать» и продать артиста… сегодня это очень ценно. Вообще любой специалист – это ценно. Когда человек умеет писать музыку, быть артистом и еще себя хорошо продавать — я завидую таким людям. По-белому завидую! Это большое искусство, как мне кажется. А саунд-продюсирование – искусство еще бОльшее.

Я считаю, что саунд-продюсер нужен любому артисту. Потому что, одно дело, когда ты сам пишешь, слушаешь и тебе нравится, а другое – услышать мнение грамотного человека, которому ты доверяешь, который может тебе в нужный момент подсказать. Мне очень не хватает такого человека и я часто обращаюсь к своим друзьям-музыкантам за советом, когда еду в студию или что-то новое пишу. Не буду лукавить, у меня были предложения о сотрудничестве, но пока как-то не складывалось. Наверно, мне это и не надо. Или, во всяком случае, не сейчас.

Д.Б.: С кем бы тебе хотелось поработать из продюсеров? Давай сейчас забудем все границы и пошлем запрос в пространство…
Ю.П.: Много с кем… С Jay-Z бы хотелось, мне очень нравится то, что он делает! Из российских продюсеров, конечно, хочется поработать с Максимом Фадеевым. На мой взгляд, сегодня он – номер один в нашей стране.

Д.Б.: А у тебя бывают периоды, когда опускаются руки? И что ты в этих случаях делаешь?
Ю.П.: Конечно, как и любой артист, я иногда ухожу в легкие депрессии, но у меня есть один безотказный способ: я начинаю петь! Это лучшее лекарство от всех болезней.

Д.Б.: Ты сейчас немного затронула вопрос сомнений. Мой преподаватель игры на этнических барабанах как-то говорил о том, что любому творцу свойственны сомнения, но при этом важна поддержка и близкий человек, который в него поверит. А что бы ты сказала таким же сомневающимся людям?
Ю.П.: Это сложный вопрос для меня, потому что я живу в сомнениях все время. К сожалению, в современном мире мы вынуждены всем доказывать, что чего-то стоим. Зачастую это надо доказывать даже своим близким. Хотя я думаю, что если ты в себя не поверишь, никто не поверит. Давайте верить в себя!

Беседовала Даша Богачкина

Фото: Ульяна Первенкова

Читать еще

Мастер ОК

Сегодня Центр «Мастер ОК» занимается организацией работы в специализированных «защищенных мастерских» и поддержкой людей с инвалидностью в их праве на трудовую деятельность. «Тактики и практики» не могли пройти мимо. Рассказываем!

«Мастер ОК» был создан как Центр социальной реабилитации инвалидов и являлся структурным подразделением Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ». Здесь налажена работа в нескольких ремесленных мастерских, где молодые люди с физическими ограничениями приобретают профессию, учатся трудовой дисциплине и получают возможность самореализации в социальной жизни.

Мы поговорили с Сергеем Михайловским (фандрайзер Центра) и Иваном Граевским (директор «Мастер ОК»), чтобы подробнее узнать о проекте.

Наташа Фирсова: Сергей, сразу вопрос к Вам. Что за профессия «фандрайзер»? И какое отношение она имеет к людям с особенностями развития?
Сергей Михайловский, фандрайзер центра «Мастер ОК»: Профессия фандрайзер имеет прямое отношение к некоммерческой организации, которой является наш Центр. Любая такая организация существует за счет пожертвований, финансовых и товарно-имущественных. Задача фандрайзера в том, чтобы найти и привлечь партнеров из числа фондов, бизнеса и частных лиц, готовых сделать пожертвования. В Центре «Мастер ОК» существует еще один способ привлечения финансов – собственная коммерческая деятельность, а точнее продажа товаров, сделанных руками наших подопечных, поэтому мои функции как фандрайзера немного расширены. Кроме того, я занимаюсь привлечением небольших заказов для наших мастерских, а также продажей уже готовых товаров.

Н.Ф.: Можно ли работу фандрайзера сравнить с работой социального предпринимателя?
С.М.: Я думаю, мы в России миновали те времена, когда считалось, что благотворительность – это подаяние людям и некоммерческим организациям. Сейчас многим интересно участвовать в продуманной благотворительности: всевозможных акциях и проектах, где четко сформулирована социальная задача, есть эмоциональный интерес и даже выгоды для всех сторон. Поэтому мы постоянно в поисках новых идей взаимодействия с общественностью, в том числе с бизнес-сообществом. Думаем, пробуем, совершенствуем… Да, по-моему, нас с Иваном можно назвать социальными предпринимателями.

Н.Ф.: Иван, Центр возник в 2013 году, как это было?
Иван Граевский, директор центра «Мастер ОК»: На самом деле, Центр создан в 2002 году и являлся структурным подразделением Санкт-Петербургской ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ». Была организована работа реабилитационных мастерских и кружков. Со временем ремесленные мастерские превратились в «защищенные ремесленные мастерские» для инвалидов и пришло понимание, что направление по трудовой адаптации и занятости инвалидов, можно выводить под управление отдельной организации. 13 февраля 2013 года был зарегистрирован Центр как отдельное юридическое лицо – Частное учреждение «Центр социально-трудовой адаптации инвалидов «Мастер ОК». Учредителем Центра является Санкт-Петербургская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ».

Н.Ф.: Вот как раз про «защищенные мастерские» хочется узнать, что это? И почему в РФ нет такого понятия пока?
И.В.: Действительно, понятие «защищенные мастерские» пока в России нигде не закреплено, используется и трактуется в каждой организации по-своему. Само понятие, как и многое другое, пришло к нам от зарубежных коллег, в частности, из Германии и Финляндии.

«Защищенные мастерские» для инвалидов предполагают организацию труда и отдыха на рабочем месте в защищенных, особых условиях, с учетом потребностей молодого человека с инвалидностью.

В нашем случаем, где основными благополучателями являются молодые люди с интеллектуальными и ментальными нарушениями, особые условия труда могут предполагать:
-специализированные рабочие места,
-работу социального педагога, то есть мастера, в каждой мастерской для обучения и закрепления знаний и навыков,
-работу психолога для решения конфликтных ситуаций на рабочем месте и предотвращения похожих ситуаций в будущем,
-работу социальных работников для сопровождения и др.

Все это комплекс мер, защищающий молодого человека с инвалидностью от общих правил и требований на открытом рынке труда для адаптации и социализации к этим правилам. В «защищенных мастерских» занимаются только те люди с инвалидностью, которые не могут найти работу на открытом рынке труда, это важно. Наши «защищенные мастерские» – это, в первую очередь, подготовка к труду, социальная и трудовая адаптация, развитие навыков и их закрепление для последующего применения в профессиональной деятельности и жизни вне Центра.

Н.Ф.: Немного отвлечемся, и уточним, кто ваши ученики и как они к вам попадают (приходят сами, их приводят, вы их находите)? И кто может стать учеником Центра?
И.В.: В Центре «Мастер ОК» обучаются и работают люди с ограниченными возможностями в возрасте от 18 лет и старше. Так сложилось, что преимущественно, это молодые люди с интеллектуальными и ментальными нарушениями. Хотя, при этом, ограничений по инвалидности у нас нет. Это и ребята с ДЦП, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с множественными нарушениями.

Находят нас в интернете, в других реабилитационных учреждениях, через ярмарки, общественные мероприятия и другими способами. Как правило, мы всем предлагаем записаться у нас на сайте centrtruda.com после чего наш специалист пригласит молодого человека с родителями на знакомство и собеседование.

Н.Ф.: Спасибо. Итак, сегодня в Центре действуют пять мастерских: ткацкая, столярная, швейная, батик и кухня. Почему были выбраны именно они?
И.В.: С 2002 года в Центре работали самые разные мастерские: бисероплетение, мягкая игрушка, керамика, изготовление изделий из кожи, вязание, плетение, компьютерные курсы и многое другое. Сейчас работают те мастерские, которые востребованы и интересны нашим ребятам как ремесло, которому хотелось бы научиться, и использовать его в будущем.

Н.Ф.: А как ребята выбирают направления? Или это определяют штатные сотрудники? Можно ли им совмещать направления?
И.В.: Да, ребята выбирают направления сами, как правило, с «напутствием» от родителей. Но в дальнейшем они могут попробовать и что-то еще, а в итоге закрепляются там, где у них лучше всего получается.

Н.Ф.: «Школа самостоятельной жизни»… расскажите о ней.
И.В.: Это отдельный проект Центра, разработанный на средства Президентского гранта в 2014 году и действует он по сей день. Занятия в «Школе» направленны на социальную адаптацию молодого человека с инвалидностью в коллективе, семье и обществе. Она дает самые важные и необходимые навыки для повседневной жизни и профессиональной деятельности, такие как: приготовление пищи, поход в магазин, оплата коммунальных платежей, личное планирование, самопрезентация, личный бюджет, отношения и безопасность и многое другое.

Н.Ф.: Что происходит с учениками после того как обучение заканчивается?
И.В.: Подготовка к труду является важным этапом развития молодого инвалида, это хорошая возможность получить профессию, однако она ничто без умений и знаний «правильного» взаимодействия с коллективом. Как правильно представить себя, как правильно общаться в коллективе, что можно, а что нельзя? Для нас это само собой разумеющееся, а для многих из учеников Центра это не так. Поэтому часть ребят проходят обучение и практику, осваиваются в ремесле и в последующем трудоустраиваются в открытом рынке. Однако некоторым это не удается, и они возвращаются в Центр для поиска проблемы и ее коррекции.

Но есть и те, кто не может быть трудоустроен в открытом рынке труда из-за особенностей, они остаются заниматься в Центре на продолжительной основе.

Н.Ф.: А помимо практической пользы, если можно так сказать, что еще, на Ваш взгляд, получают ученики центра?
И.В.: Это и обучение ремеслу, навыкам общения и взаимоотношений, и практика после окончания учебного заведения, а еще – стажировка, ну а для некоторых – просто банальное общение со сверстниками и занятость. При этом всю работу и занятия в мастерских мы организуем максимально приближенно к работе на открытом рынке труда.

Мы стараемся выстраивать отношения с ребятами в контексте «сотрудник–работодатель», и на этом опыте отрабатывать правильный подход к работе и взаимоотношениям в коллективе.

Н.Ф.: А как организована работа центра?
И.В.: В Центре на сегодняшний день работают шесть мастерских: швейная, столярная, ткацкая мастерские, мастерская по батику, коже и роспись по дереву, плюс социально-бытовая адаптация (кухня, приготовление пищи). Для молодых инвалидов, посещающих мастерские проводятся тренинги с психологом, групповые и индивидуальные занятия, консультации.

Н.Ф.: Из каких учебных заведений точно можно попасть к вам на работу?
И.В.: СПб ГПУ им. Герцена в большом почете у наших специалистов, многие закончили именно его.

Н.Ф.: В Центре есть психолог. Можно в нескольких словах узнать о его работе?
И.В.: Поскольку основными благополучателями у нас являются молодые инвалиды с интеллектуальными и ментальными нарушениями, то работа психолога крайне необходима. К его помощи обращаются практически все ребята, вне зависимости от сохранности интеллекта. И это нормально. Психолог проводит тренинги по мотивации к труду, коммуникативным навыкам, управлению эмоциями, самопрезентации и др. Кроме того, ведет групповые и индивидуальные коррекционные занятия, консультации для молодых людей с инвалидностью и их родителей.

На самом деле, мы, когда узнали про «Мастер ОК», не могли поверить в то, что такие организации существуют, но сразу захотели узнать о них побольше. А если вы вдруг думаете: «С чего это «ТиП» вообще решили взять такую тему? Мы ответим:

«Потому что для нас, как для площадки о профессиях и людях, важен профессионализм. Важно что человек умеет делать, а не то, какой он. Равные возможности – это будущее, и мы смотрим в него, надеемся, вместе с вами».

Беседовала Наташа Фирсова
Источник фотоматериалов

Редакция проекта «Тактики и практики» выражает благодарность Центру «Мастер ОК» за плодотворное сотрудничество!

Читать еще