Валерий Розов: дайте себе шанс попробовать!

Валерий Розов – человек-легенда! Совсем недавно он обновил собственный мировой рекорд, совершив прыжок с шестой по высоте вершины мира Чо-Ойю, с высоты 7700 метров над уровнем моря в Гималаях.

Мое решение найти номер, позвонить и договориться об интервью не терпело отлагательств, тем более, что так счастливо сложились карты, что Валера был одним из спикеров проекта «Умный уикенд», с которым мы благополучно сотрудничали. Сказано – сделано. Я позвонила Валере и договорилась об интервью по скайпу.

Даша Богачкина: Валера, привет!  Спасибо, что нашел время. Сразу предупрежу о некоторых моментах: во-первых, я не специалист в спорте, а тем более экстремальном, поэтому могу «тупить», а во-вторых, я бы не хотела, чтобы наш с тобой диалог строился только вокруг спорта. Устраивает?
Валерий Розов: Даша, привет! Да, все ок.

Д.Б.: Тогда поехали! Расскажи, пожалуйста, как ты начал прыгать, ведь изначально ты увлекался другими видами спорта?
В.Р.: Все началось с того, что я с ранней юности занимался альпинизмом. Сначала на любительском уровне в школе, потом в институтской секции, а потом уже профессионально.

Позже, в конце 80 — начале 90-х было модно летать на парапланах. Мы летали на любительском уровне, но тем не менее, мы уже представляли себе что такое полет, что такое купол, что такое небо. И проезжая мимо аэродрома в Тушине, мы с братом увидели купола. Мы знали, что это парашютисты, мы решили пойти познакомиться и посмотреть что же там происходит. Тогда мы ничего не знали о парашютистах, также я не могу сказать, что меня особенно сильно это интересовало. Так совпало, что это было время слома старой советской системы, которая изначально была очень сложна для попадания людей «с улицы», со словами «я хочу тут прыгать» прийти и начать прыгать было раньше невозможно. К тому времени все начинало переходить на коммерческие рельсы и мы отлично вписались в эту структуру.

Д.Б.: Ты на тот момент где-то работал или был только в спорте? Сколько тебе было лет?
В.Р.: На тот момент я работал в одной коммерческой организации, мне было 28 лет

poslednie-prigotovleniya-pered-pryzhkom

Д.Б.: Наверняка ты помнишь свой первый прыжок, что тебя тогда удивило?
В.Р.: Конечно же, все помнят свой первый прыжок, это всегда удивительно и необычно. Помню, что меня поразила мысль, что мы взлетаем на самолете, а приземляться он будет уже без меня. Позже нам с братом захотелось обучиться самостоятельным прыжкам, и мы начали осваивать этот процесс. Как только я ощутил вкус свободного падения, меня это так поразило, что я стал прыгать, прыгать и прыгать.

Д.Б.: Другими словами, ты стал заниматься только прыжками?
В.Р.: В какой-то момент ты принимаешь решение. Приходит понимание того, что какое-то дело захватывает тебя настолько, что ты начинаешь заниматься только им. В этот момент ты не думаешь: будет ли это твоя работа, будешь ли ты на этом зарабатывать, тебя должно увлечь настолько, что ты готов ради этого дела на многое и возможно придется пожертвовать чем-то.

Д.Б.: Как это восприняла твоя семья?
В.Р.: Моя жена восприняла это совершенно нормально. Я всегда был такой. Я и раньше увлекался скалолазанием и часто был в разъездах, поэтому это решение никого не напрягало. Более того, она тоже стала активно прыгать и это общее увлечение нас только сближало.

Так счастливо сложись обстоятельства, что впервые в жизни я стал заниматься любимым делом, имея для этого все необходимое.

Д.Б.: А что было потом?
В.Р.: Я тренировался как спортсмен-парашютист, в какой-то момент начал выступать на соревнованиях в дисциплине скай-серфинг и стал профессиональным спортсменом. Около 10 лет я выступал за нашу сборную как спортсмен-парашютист.

Д.Б.: Был ли у тебя такой момент, когда ты понял, что ты являешься примером, что на тебя ровняются?
В.Р.: Примерно к концу 90-х я уже был достаточно известен среди парашютистов. И я начал осознавать, что возможно для кого-то я пример.

Д.Б.: Для тебя было важно делиться опытом? Рассказывать о твоем увлечении?
В.Р.: Для спортсмена на первом месте не популяризация, а спорт и спортивные достижения. В этом смысле я всегда был и буду больше сосредоточен на спорте.

Д.Б.: В этой связи, насколько важно заниматься именно любимым делом? Я имею в виду не только тем, что тебе нужно для каких-то «бытовых» нужд, а чем-то для души? И насколько важно чтобы любимое дело еще и приносило доход?
В.Р.: Безусловно, если у вас есть любимее дело и оно приносит доход, это значит, что тебе очень повезло. И чем ты становишься старше, тем больше это позволяет избежать каких-то возрастных изменений, кризисов.

Д.Б.: А что для тебя самое важное?
В.Р.: Самое важное – это семья и дети. Без поддержки моей семьи, и в особенности жены, я бы скорее всего не стал тем, кем я являюсь сегодня. И в реализации моих задумок моя семья мне всегда помогала.

valerij-rozov-polnyj-reshimosti

Д.Б.: Какое место в твоей жизни отводится мечте? И что такое мечта для тебя?
В.Р.: Я бы скорее назвал это целью. Мечта – это что-то более эфемерное и не очень понятное. В спорте больше апеллируют этим понятием.

Д.Б.: Цели могут быть разными: ближайшие – тактическими, далекие – стратегическими. К примеру, если спортсмен готовится к чемпионату мира, это и цель, и мечта сразу. В этом смысле можно назвать их мечтами. Без правильной постановки цели невозможен ни один тренировочный процесс… В комментариях к своему прыжку в Гималаях ты сказал, то это как раз была твоя мечта. А что потом?
В.Р.: Никто не запрещает нам иметь несколько мечт (улыбается).

Д.Б.: То есть, это не единственная?
В.Р.: Эта была одна из мечт, которая реализовалась, и я этому очень рад.

Д.Б.: Как долго ты к готовился к ее осуществлению?
В.Р.: Если целенаправленно, то последние полгода. В это время я очень активно прыгал, чтобы быть в хорошей форме, ходил в горы, чтобы акклиматизироваться к высотным восхождениям. Начинал я тренироваться с конца апреля.

Д.Б.: Когда я сказала некоторым своим знакомым, что буду делать интервью с тобой, у многих возник один и тот же вопрос: «зачем»? В смысле, зачем в принципе прыгать, рисковать?
В.Р.: Зачем художник рисует картины? Прежде всего затем, чтобы самореализоваться с одной стороны, а с другой, человеку всегда было свойственно искать границы своих возможностей и возможностей того дела, которым он занимается. Это просто свойство человеческой натуры. Конечно не каждого человека, а определенной категории людей. Зачем Колумб в Индию поплыл? Думаю из любопытства. Это вызов, это любопытство. Конечно, возможно в случае с Колумбом и бизнес примешивался, но я думаю, первопроходцы не думают о прибыли в первую очередь, а думают о том, как сделать что-то интересное, как расширить границы своих человеческих возможностей, как бы это пафосно не звучало. Соответственно, если человек задает вопрос «зачем?» скорее всего, он лишен этой новаторской жилки первооткрывателя.

Д.Б.: Второй вопрос этой же, возможно банальной для тебя серии: что происходит с чувством самосохранения?
В.Р.: Чувство самосохранения никуда не девается, с ним ничего не происходит, как и с любым другим базовым инстинктом. Но чем больше ты тренируешься в своем виде спорта, тем та экстремальная ситуация, в которую ты попадаешь становится для тебя привычнее, потому что ты уже знаешь, как в ней себя вести и если для стороннего наблюдателя это выглядит слишком рискованно, то для меня она достаточно привычна.

Д.Б.: А как ты думаешь, для своих детей ты являешься примером? И как бы ты отнесся если бы кто-то из них занялся экстремальными видами спорта?
В.Р.: Это очень важно и круто для любого родителя. Особенно, когда они уже не маленькие, а взрослые. С моими детьми мы напрямую об этом не говорили, но я думаю да, я для них пример.

Естественно, как и любой нормальный родитель, я не хотел бы, чтобы мои дети занимались экстремальными видами спорта, но мои дети (старший и средний) уже взрослые, и в плане выбора занятий я им могу лишь что-то посоветовать. Но экстрима в их жизни я бы не хотел, тем более, что сейчас есть масса интересных занятий, которые раньше были недоступны.

rozov-s-komandoj

Д.Б.: Чтобы ты посоветовал молодым ребятам, которые насмотрелись твоих роликов и собираются пойти по твоим стопам, то есть прыгать? Что нужно знать в первую очередь?
В.Р.: Я бы посоветовал помнить о том, что жизнь одна. Основная ошибка молодых ребята в том, что они по наивности думают, то что-то плохое может произойти с кем угодно, только не с ними: «Я-то, это я! А «это»… «это» вокруг, со мной-то ничего плохого произойти не может». На полном серьезе, взрослые люди часто ведут себя слишком рискованно! В ненужном месте, в ненужное время. И второе – это начать дружить со своей головой в том плане, что все надо проверять: проверять свои ощущения, оценивать ситуацию, полностью контролировать свое снаряжение, ничего не делать со словами: «Смотри, как это надо делать!» Поменьше азарта, побольше холодного расчета. Но, к сожалению, как показывает практика это приходит только с опытом, сколько об этом не говори.

Д.Б.: Чтобы ты пожелал тем, кто находится в поиске себя и своего дела?
В.Р.: Я бы мог посоветовать не боятся что-то менять. Чем ты моложе, тем проще это сделать. Жизнь нас иногда ставит на накатанные рельсы и бывает так, что ты понимаешь, что это рельсы не твои. Не бояться что-то круто менять, и пытаться найти то, что тебе нравится. Пусть это будет какое-то даже дурацкое дело, но дать себе шанс попробовать! Это непростой совет и непростое решение, которое может потребовать некоторых жертв, но если получится, то оно будет того стоить!

Беседовала Даша Богачкина
Фотографии из архива Валерия Розова

Читать еще

Оставайтесь с нами
Подпишитесь на нашу рассылку и узнавайте первым о наших мероприятиях, новостях, встречах!

Обещаем без спама!

Поделиться

Расскажи свои друзьям!

Shares